Отзывы

Варвара, 42 года
Привет всем! Я закончила реабилитацию в центре «Лавра» Программы помощи зависимым «ФАВОР» в конце февраля 2018 года. Не смотря на то, что пришла в РЦ «Лавра» после 5-месячного пребывания в закрытом центре, испытывала волнение, страх и беспокойство.

После первого же занятия появилось чувство, что я нахожусь под надежной защитой.
В центре я нашла не просто поддержку и понимание. Здесь квалифицированные преподаватели-психологи оказали мне настоящую терапевтическую помощь. Благодаря программе, написанию работ, ведению дневника чувств и работе в группе, я провела глубокий самоанализ. Выяснила причины, которые побуждали меня принимать алкоголь, узнала о методах их устранения, получила «инструменты » по управлению своим эмоциональным состоянием. Православные священники помогли решить духовные и душевные вопросы. На данный момент я трезвая больше года. За это время я вернула доверие семьи, устроилась на работу, укрепилась в вере. Исчезло чувство внутреннего одиночества, жизнь стала насыщенной и интересной. Я испытываю огромную благодарность к Господу Богу, преподавателям, священнослужителям, ребятам из группы и ко всем участникам этого проекта.

Анна, 47 лет

В «Лавру» я пришла 13 декабря 2017 и 13 марта 2018 благополучно выпустилась, отметив это событие за приятным чаепитием с пирогами и дружелюбными коллегами по группе. Вписаться ровно в 3-х месячную программу, задачи не было, так получилось уже вполне естественно.

Именно естественно, гармонично, ощущая внутренне спокойствие и уверенность, я живу теперь дальше.
В 41 год, оглянувшись на свою насыщенную жизнь, я убедила себя, что самого главного мне уже не достичь, я ведь все сделала, что могла, и впав в уныние, постепенно начала загонять себя в угол. Оставаясь любящей, заботливой мамой и дочерью, на себе я поставила крест. Ушла вера, полностью ушла. А с ней исчезли и все желания, ничего не хотелось. Новый день, а особенно утро – вызывал недоумение и убеждал в бессмысленности. Антистрессовым средством, освобождающим мою голову от гнетущих мыслей, стал алкоголь. Не сразу, постепенно он заполнил всю мою жизнь. В 44 года я поняла, что попала в замкнутый круг. Алкоголь не отпускал меня, иногда давая несколько дней на передышку, в которые становилось только хуже от осознания во что превратилась моя жизнь. Пытаясь теперь найти выход от этой зависимости, я стала искать помощи. Оказалось, это совсем не просто. Но остатки сознания и инстинкт выживания заставляли меня продолжать поиски. И удалось, я пришла в «Лавру». Разбитая, сломленная, с последней надеждой. Отошла быстро, и по возращении себя прежней, оглянувшись вокруг стала сопротивляться установленной программе. Группа, психологи, батюшки, всех под одну гребенку. Потом доверилась, приняла, и стала работать. Работать над собой. Режим и ежедневная занятость поначалу давались с большим трудом. Но это очень важно. Огромный плюс программы, что остается свобода выбора, и каждый день после занятий я возвращалась домой в свою жизнь, которая и привела меня в «Лавру». И каждый день был для меня полезным, моя жизнь уже стала меняться. Вернулось частично утраченное здоровье, которое подвергалось издевательствам со стороны алкоголя. В семье наладились отношения, поскольку я перестала врать, скрывая свою зависимость. Вернулось желание опять заниматься творчеством. Я начала опять смеяться и общаться с людьми. Вернулась прежняя я, эмоции стали поддаваться контролю, и мозг работал отлично. По-другому, с новой стороны, открыла для себя духовную жизнь. Узнала, что батюшки те же люди, и с ними можно попить чаю и пообщаться. И это всего за 3 месяца!
Сегодня уже 6 месяцев моей трезвости. Лавре, сотрудникам, батюшкам и коллегам по группе я благодарна прежде всего за то, что мне помогли вернуть себя, отрыть скрытые ресурсы, которые дают мне мотивацию жить сейчас. Разобравшись с фактом присутствия алкоголя в моей жизни, совместными усилиями удалось решить и некоторые психологические проблемы, которые глубоко запрятались и вылезали всегда не вовремя. Жизнь полна красок, и, если заглянуть в коробку с акварелью, лучше не в детскую, где 12 цветов, а зайти в художественный салон, по-взрослому, купить себе большой набор красок. Можно поначалу и не смешивать, а просто раскрашивать ими свою жизнь, а потом добавить оттенков, которых бесконечное множество. И все цвета хороши своим разнообразием. Живите!
Июнь 2018

Екатерина, 36 лет

Я пришла в «Лавру» не рассчитывая особо на чудо, точнее сказать, меня привела за руку мама, прямо из клиники Бехтерева, где мне делали капельницы после неожиданного срыва. Моей трезвости было уже месяца три и ничто не предвещало возврата к прошлому, но, к сожалению, как это бывает у зависимых, повод выпить был не нужен, мне не удалось справиться с тягой и эпизод употребления перерос в что -то похожее на запой, остановиться сама я не могла, родители и муж всё сразу поняли и «Лавра» стала для меня и для них последней надеждой.

Здесь первый раз в жизни ко мне пришло ясное осознание, что я зависимый человек, я признала с помощью специалистов свою болезнь и то, что она сильнее меня, моей силы воли и остатка здравого рассудка. За два года болезнь под названием «алкоголизм» набирала бешеные обороты, было ощущение, что я много лет ехала по ровной дороге и вдруг резкий обрыв и меня уже несёт вниз со страшной силой. На занятиях в «Лавре», на группе, мы с психологами учились жить дальше с этой болезнью полноценно и трезво, определить свои границы безопасности, уметь распознать тягу и что с этим делать, если она вдруг появится, мы «размораживали» свои атрофированные чувства, научились видеть и понимать свои внутренние резервы и ресурсы и умело их использовать себе во благо.
Помимо групповой и индивидуальной работы с дипломированными психологами особенно важную роль в моей настоящей трезвости сыграла духовная составляющая, ведь без неё невозможно полноценное выздоровление, формирование зависимости всегда идёт рука об руку со смещением ориентиров и подменой ценностей. В «Лавре» молебны, исповедь и беседы с батюшками помогли расставить всё на свои места и заполнить громадные пустоты в моей душе.
Я бесконечно благодарна судьбе, что я оказалась на этой реабилитации и прошла её от начала до конца, помимо трезвости я обрела уверенность в своих силах, мечты, стремления и новых друзей. Восхищаясь самоотдаче сотрудников центра и их искреннему участию в судьбе своих подопечных, я сама пошла учиться изучать развитие, течение и лечение зависимостей. Смею надеяться, что в будущем мои знания и опыт смогут пригодиться людям попавшим в беду, попавшим в лапы страшной зависимости.

Настя, 25 лет

Меня зовут Настя, я наркоман и алкоголик. Мне 25 лет из них я 4 года была в употреблении наркотиков, а с 16 лет я выпивала. 18.02.2018 моя жизнь круто поменялась — моя мама узнала, что я наркоманка. Без скандалов, криков, упреков, обвинений она забрала меня из города где я жила в активном употреблении, и поместила в наркологическую клинику (детокс).

Не буду вдаваться в подробности, какое впечатление на меня произвело то, что я там увидела. Ужас! Психолог который меня курировал в клинике предложил, а вернее настоял на реабилитации и дал выбор из 3 вариантов:

   1) закрытый реабилитационный центр

   2) группа АН(анонимные наркоманы)

   3) РЦ «Лавра» Программы помощи зависимым «ФАВОР».

Без малейший раздумий я выбрала «Лавру»! Почему?
Да потому что мое сердце и нутро кричало, било и гнало меня именно туда. Ведь там помогут, обогреют, наставят, помогут окрепнуть и именно там познаешь Бога и себя!
Выйдя из нарколожки я приехала на встречу с координатором Михаилом и 06.03.18 я пришла на первое свое занятие, на группу. Мое первое ощущение — животный страх, пугало абсолютно все, я была зажатой, замкнутой, нервной, но спустя пару недель я начала пускать корни, оживать, доверять, не бояться себя и окружающих. Стала говорить о своих настоящих чувствах и получала обратную связь, которая мне помогла увидите себя в 5D измерении.
Да, в период реабилитации я сталкивалась с внутренними трудностями, но я была не одна. Меня окружали (окружают и по сей день) люди которые протянули мне руку помощи и не оставили в беде.
А самое главное я поверила и полюбила Бога! Я не вижу без Него жизни!
Я благодарна РЦ «Лавра» и всем тем людям, которые помогают таким оступившимся как я, они прокачивают наши силы и вооружают знанием о зависимости, а мы вступаем в бой со своей болезнью. Битва на всю жизнь!
01.06.18 я закончила 1-й этап и вышла на свое поле битвы, но я не одна! Со мной Бог! Со мной все те, кто помогал! Я счастлива быть Трезвой!
Так вот если ты, брат или сестра в такой же сложной ситуации в какой была я, то приходи в Реабилитационный Центр «Лавра» Программы помощи зависимым «ФАВОР», здесь обретешь дом, семью, любовь, себя и Бога!
Теперь я буду посещать другие проекты Программы и общаться с моим психологом-консультантом!
Я вас жду и буду рада встречи и знакомству с вами!
Помните, вы не одни. Мы готовы протянуть руку помощи!
Владимир, 39 лет

Я очень рано начал употреблять наркотики, еще со школы, с 9-го класса. Это были 90-ые годы. Тогда у нас из трёх классов уже целый класс почти употреблял наркотики. Мы хотели быть взрослыми. Всё начиналось с легких наркотиков, алкоголя, в юности как шалость какая-то. Дальше – больше: пришел и героин, и клубные наркотики. Всё было очень весело и дружно поначалу.

Это была дань моде, ощущение свободы, тогда никто не думал ни о какой зависимости. Я чувствовал себя комфортно, думал, что это никак не помешает моей жизни. Мой отец работал тогда в органах милиции местного отдела и у меня не было никаких проблем. Я не чувствовал опасности до определённого времени – когда первый раз употребил наркотики внутривенно. Мои близкие друзья давно уже это делали, но я сторонился, хотя смешивал и употреблял всевозможные вещи – быстрые наркотики и медленные, клубные – всё буквально в меня влетало.
А потом я стал понимать, что появилась зависимость. Я ощутил это на физическом уровне, когда мои отношения с родными и близкими, с друзьями, которые не находились в употреблении, начали рушиться. Я стал скрытен и недоверчив, пытался манипулировать другими. И в конечном итоге однажды всё всплыло наружу. Но это меня не остановило. Мне тогда было 18 лет, я занимался разными криминальными вещами, меня посадили в тюрьму на три с половиной года. Там тоже не было проблем с тем, чтобы достать наркотики. Естественно, когда освободился, я вернулся в ту же среду, из которой вышел, потому что в моём сознании и мышлении ничего не поменялось.
Я пытался учиться, но скорее формально, больше для кого-то, чем для себя. Мне нравилась моя жизнь, я думал, что иду против системы. В этом мире мне чего-то не хватало, и наркотики мне это заменяли. Можно сказать, что я кололся над своими мечтами. Все мои действия были направлены только на то, чтобы доставать деньги и употреблять наркотики, все новые знакомства сводились к этому. Круг людей, с которыми я общался, был очень узким. Я вёл как бы двойную жизнь: ночью был одним, а днём другим. В итоге зависимость взяла своё и начала меня разрушать – и физически, и психологически, возникли проблемы со здоровьем. Потом настал момент, когда я обратился за помощью, я уже говорил, что после двух лет употребления начал думать, как выйти из этого состояния, но постоянно откладывал.
Когда я первый раз попал на терапию, то отнесся к этому поверхностно – решил, что моя зависимость — это всего лишь короткий период моей жизни. То есть, я не осознавал, что это уже стало частью меня, что это надо принять и строить жизнь, исходя из того, что я зависимый. В дальнейшем я не раз проходил реабилитацию, участвовал в различных программах, в том числе заграничных. Было много опыта, но не было основания, того, от чего можно оттолкнуться и применить полученные знания.
Однажды я попал в протестантский духовный центр, и меня в нём подкупило то, что люди, которых другие считали «кончеными», которым, как казалось, уже ничто не поможет – там они изменились. Меня это зацепило, я начал интересоваться — как, почему это произошло. Там я тогда узнал, что есть Бог, Который меня создал. И узнал, для чего я живу, потому что всю жизнь я задавал себе этот вопрос. До этого я понимал, что со мной происходит что-то не то, поэтому не хотел жить в трезвости, я не был счастливым в своих ремиссиях. И наркотики перестали давать мне то, для чего я их употреблял, я начал всё чаще испытывать чувство внутренней пустоты. Это опустошение было настолько глубоким внутри, что я ничем не мог его заполнить. Я мог закалываться, менять круг общения, место жительства, но ничего не помогало. Я бегал от самого себя на самом деле. И на определённом этапе я пришел к осознанию, что мне не хватает духовной основы. Я долго к этому шел.
Мне сейчас 39 лет, и можно сказать, что почти всю свою жизнь до этого я не хотел мириться с тем, кто я есть, всё время надеялся на свой разум, какой-то опыт и каждый раз терпел поражение. Было очень потерь близких людей, передозировки, кома. Родители мне даже место на кладбище купили: думали, что я не выйду из комы. И всё это после трёх лет ремиссии. Уже в центре по духовному восстановлению я сорвался, находился в полном безумии, вообще не понимал, что я делаю и зачем. Тогда родственники и друзья просто собрались вместе, посадили меня перед собой и сказали: надо что-то делать, потому что сам я уже не мог восстановиться, хотя раньше это удавалось легко. Я очень благодарен, что они не оставили меня. У меня ломка была полтора месяца. Я долго лежал в больнице. Примерно в то же время я узнал, что есть реабилитационный центр «Лавра», и оттуда я пришел сюда.
Сейчас у меня появилось желание жить. И не просто быть трезвым человеком, потому что трезвость как таковая тоже ничего не даст. Я понял, что трезвость должна стать фундаментом для дальнейшей жизни, в которой я наконец нашел полноту. Православие – это моё наследие. И не важно, где я был до этого. Я благодарен Богу, что побывал у протестантов, мне удалось узнать там Писание, и у меня очень сильно поменялся взгляд на свою жизнь. А сейчас я рад и благодарен Богу за то, что нахожусь здесь, в том месте, которое я искал, где могу обрести себя. И как бы тяжело не было, я понимаю, что если в моей жизни будет духовная основа, мир на сердце, я буду жить по-человечески.
Я думал о том, что будет дальше, после того, как закончится курс реабилитации и понял, что хотел бы остаться здесь, помогать по мере возможности людям. Я хочу завести семью, пойти учиться. Я осознал тот потенциал, который заложил в меня Бог, просто раньше я направлял его не туда, куда нужно, впустую растрачивал себя. Сейчас у меня появилась возможность посмотреть на свою жизнь с другой стороны, наконец, очеловечиться, состояться как личность. И то, что я разрушил в своей жизни – любовь своих родных и близких, друзей, знакомых, то хорошее, что они вложили в меня – отдать. Чтобы мои родители, наконец, увидели во мне не сына-наркомана, а человека, плод их жизни. Я надеюсь, что это их очень сильно укрепит, потому что своей зависимостью раньше я разрушил семью, а теперь должен восстановить. И я готов прикладывать к этому все свои силы. Я понял, что несу ответственность не только за свою жизнь. У меня есть отец, мать, сестра, которые хотят, чтобы я был трезвым, нуждаются в моей помощи. И для родителей будет отрадой узнать, что их сын не остался наркоманом, а встал наконец на путь истинный.

Владислав, 39 лет

У меня были очень серьёзные проблемы с алкоголем, из которых сам я выйти не мог. Единственное, что я смог на тот момент – это попросить помощи у своих близких, которые в меня еще верили. И вот таким стечением обстоятельств я можно сказать «проснулся» уже в Лавре. Проблемы с алкоголем у меня начались очень давно, стаж зависимости у меня 25 лет. Шесть лет назад я бросил тяжелые наркотики.

Точнее так, я не бросил их, — это было замещение алкоголем. Произошло это в течение шести лет постепенно: сначала по чуть-чуть выпивал, пивко, дальше – хуже, докатился уже до стадии животной. Меня возили в больницу, были большие проблемы со здоровьем, с сердцем. Все эти капельницы помогали ненадолго. Какая-то мелкая проблемка тут же приводила обратно к употреблению. Чувство вины, злости к себе, ненависти к окружающим – всё это способствовало возвращению зависимости.
Сейчас уже видно, что я меняюсь, хотя прохожу реабилитацию всего месяц. Та жизнь, которая была «до» — это было стремительное падение, такое восьмиполосное шоссе, ведущее к смерти. Это было очень страшно. А здесь – такая тропиночка к жизни, к свету. Да, есть какие-то проблемы, трудности, но я чувствую, что это путь к жизни, я постепенно выздоравливаю, у меня появляются другие интересы. За последние несколько лет я впервые почувствовал запах свежескошенной травы, я увидел солнце, у меня появилась радость от общения с людьми, каких-то ежеминутных дел, — всего этого у меня давно не было. Это можно сравнить с ощущениями из детства. Наверное, у многих в детстве были такие счастливые моменты – Новый год и тому подобное.
То, что происходит в Лавре кто-то называет реабилитацией, а кто-то – новой жизнью. Я могу сравнить, потому что до этого был на некоторых реабилитациях – там мы чем-то занимались, пытались настроить мозг на здоровый образ жизни, а здесь мы просто живём, но уже по-другому. Сейчас я понимаю, что там не было благодати. То были просто слова. Если брать трудотерапию – в некоторых случаях это было зарабатывание денег. Психологическая реабилитация – такая «починка мозга» по желанию, если человек к этому внутренне пришел. Здесь же уже более тонкая работа проводится, с душой. Мне иногда кажется, что некоторые люди приходят сюда не сами, их как будто Бог приводит.
Я хоть в детстве и был крещён, но церковь посещал очень редко. Такое желание у меня возникало только когда я скатывался на дно, думал, схожу-ка я в церковь, а вдруг поможет. А теперь это происходит ежедневно, по моей воле, я езжу по монастырям, чувствую от этого прилив сил, какой-то внутренний огонь. Здесь даже когда только входишь в Лавру, на тебя снисходит некая сила, блаженство. Не знаю, в чём тут дело, может быть, это намоленная земля. Если сравнить: когда ты приходишь в кабинет психотерапевта, ты надеешься, чего-то ждёшь от человека, он может помочь, а может и нет. А когда приходишь сюда – ты уже заряжаешься силой. Можно просто приехать и посидеть на скамеечке, и уже чем-то обогащаешься, просыпается радость жизни. Здесь духовные и психологические практики сведены в одно, и это внутренне насыщает душу, а не только мозги. По крайней мере, я это так чувствую и молю Бога, чтобы удержаться в этом состоянии, чтобы наращивать это чувство. Я не представляю, как закончу эту программу, мне хотелось бы в ней жить дальше.
До того, как пришёл в «Фавор» и я сегодняшний – это два совершенно разных человека. У меня появился другой взгляд на жизнь, совершенно иные ценности. То, что я раньше считал где-то смешным, где-то для себя недосягаемым, — желание какой-то чистоты, может быть, сейчас я считаю нормальным. Я осознаю, сколько совершил плохого, сколько всего натворил, поломал в своей жизни и в жизни своих близких, и сейчас я делаю то, что раньше боялся – восстанавливаю это. Конечно, тяжело где-то через себя переступить, попросить прощения, где-то вымаливать какие-то вещи, но сейчас я это делаю, и мне становится легче. За это время я понял, что зависимость – это то, что отравляет человеку жизнь, ведёт его к смерти, а то, что я получаю здесь, даёт мне силы жить дальше. После завершения программы я бы не хотел полностью уходить отсюда, надеюсь, что появится какая-то возможность дальнейшего сотрудничества. В любом случае, я буду посещать Лавру, потому что это место моего второго рождения.

Надежда

Всё началось с того, что у меня появились проблемы в эмоциональной сфере. Вначале был алкоголь просто, какие-то праздники – веселья. Это были 90-е годы, мы любили собираться компаниями, но это не перерастало в какие-то длительные алкогольные гуляния с похмельями. В какой-то момент в связи с определёнными событиями в жизни мне стало плохо в метро, возможно, на фоне стресса, потому что там была очень напряжённая ситуация в семье, в семейных отношениях. 

И получилось так, что когда надо было куда-то ехать, возникала паника, тревога, которую мне кто-то порекомендовал глушить алкоголем. Случайно был дан такой «хороший» совет, мол, психотерапия – это фигня, 50 грамм перед выходом — и нормально. Да, как-то помогло. Потом я бросила работу и решила, что нужен ребёнок, чтобы уладить семейные отношения. Ребёнку исполнился год, возобновились проблемы в семье, и я снова нашла выход в алкоголе. Я понимала, что женщине пить – как-то не комильфо. Появлялось чувство волнения, тревоги и страха, я снимала это алкоголем. А бутылки прятала, например, в духовку. То есть, было понимание, что это уход от проблем, что это уже ненормальная ситуация. И с течением времени я стала с нетерпением ждать, когда муж уйдёт на работу, потому что мне надо было выпить, чтобы взбодриться, прийти в рабочее состояние. Потом гуляли с ребёнком, в обед мне надо было тоже что-то выпить – какой-нибудь коктейль или вино. А вечером должен прийти муж, и чтобы его встретить в хорошем настроении – тоже нужен какой-то алкогольный напиток. Я думала, что поскольку я молодая мама, сижу в четырёх стенах, вот иногда и испытываю какую-то тревогу и необъяснимую панику, думала, что ребёнок пойдёт в садик или в школу, тогда и я возьмусь за себя. Ребёнок пошёл в садик, но ничего не изменилось, только добавилось, что перед походом в садик мне опять надо выпить, потому что возникала какая-то непонятная тревога. Я стала стесняться, что окружающие заметят запах алкоголя. Но тогда я думала, что ребёнок пойдёт в школу, и я решу все свои проблемы. Он пошёл в школу, и в моей памяти всплывает картинка: 2 сентября, я опять с шампанским, и понимаю, что нахожусь в какой-то западне. Меня не отпускает этот образ жизни. Так это всё катилось, было лето, наверно, 2012 года, ребёнок был у бабушки, а я продолжала по старой схеме. У меня везде были припрятаны бутылки. Муж был весь в работе. И как-то звонит мне подруга, говорит: мне не нравится твой голос, сейчас приеду. Она увидела картину, что я среди дня выпивши. Потом пришёл муж, она ему говорит: ты не видишь, какие тут проблемы? Я и раньше подозревала, что у меня проблемы, сидела, искала какие-то форумы анонимных алкоголиков. Но думала, что к ним я не пойду. Это был первый звонок, было принято решение о подшивке. Потом, в конце концов, состоялся развод с мужем. Когда закончилась подшивка, появились запои. Говорят, что алкоголь умеет ждать. Я сама не понимала, как это получалось. Я начинала пить по чуть-чуть. Мне казалось, я выпила 2 рюмочки в гостях и мне достаточно, это нормально, это не алкоголизм. У меня был стресс в семейной жизни, теперь его нет. А потом начала понимать, что у меня уже по 2-3 дня идёт употребление. Потом у меня начались отношения с человеком, который выпивал и там было не то, что совместное употребление, я всегда хотела выбраться из этого, но в итоге у нас были ссоры, скандалы, мы расходились. Когда он уезжал, я пила дней по 5. И в конце концов, попала в общество анонимных алкоголиков. Там я начала выздоравливать. Не пила три года, а потом случился срыв. До этого подруги говорили, что со мной что-то не так, говорили про поиски Бога. Но мне казалось, что у меня всё нормально, я со всем справлюсь. И в один прекрасный момент, когда я сорвалась, я никому не позвонила. У меня был срыв на 2 дня. Я подумала, что это случайность, что я перегрузилась всем. Так получилось, что в этот момент я осталась без работы. А в отношениях думала, что как-то вырулю. Месяц я кайфовала, радовалась солнышку, всё было прекрасно, пока не произошла какая-то очередная ссора. После предыдущего срыва я прятала везде бутылки, и во время уборки нашла одну бутылку и оставила её. Когда мы поссорились с моим мужчиной, я поняла, что как только он уедет на работу, я выпью и мне станет легче. И это растянулось на 5 дней. Из запоя мне помогла выйти мама. Я позвонила своему приятелю, который работает консультантом в «ФАВОРЕ», он меня неплохо знает. С Центром, с Лаврой у меня много всего связано. Я когда в Питере первый раз оказалась, была тогда и в Лавре. Потом я приезжала сюда молиться, когда была студенткой. И снова меня сюда ноги привели, я решила, что это знак, и по сути я здесь хочу найти духовную платформу. Я понимаю, что у меня было не только недоверие к людям, но и к Богу. А сейчас мне нравится, что у меня появляется доверие к Богу. У меня такое светлое чувство, что Бог держит ситуацию под контролем и она идёт в нужном направлении для меня. Что Он точно меня не оставит. Раньше у меня были молитвы потребительские: Боже, помоги мне в этом, и в этом помоги. А зачем ты мне вот это устраиваешь? Сейчас я захожу в Лавру и говорю: Боже, только не оставляй меня, только будь со мной. Иногда этого достаточно. Я начинаю доверять и людям. Раньше я много чего не хотела говорить о себе в группе. Потом люди читали какие-то откровения, я подходила и спрашивала: твой муж знает об этом? Она говорит: нет, я только здесь это могу сказать. У меня сразу возникла мысль: а почему я не доверяю этим людям? Я тоже какие-то вещи в себе стала проговаривать в группе. И на одной из индивидуальных сессий со своим куратором Михаилом, такие вещи сказала, которые вообще никому в жизни не говорила. Я стала понимать, что он спрашивает не из любопытства, что зависимость – это как заноза, которая сидит во мне и которую необходимо достать. Я вижу по реакции людей, что они меня не осуждают, они подходят и обнимают потом, поддерживают. И я понимаю, что у меня появляется смелость быть собой. Теперь я могу сказать, чего не хочу или что для меня неприемлемо. Потребность в масках отпадает. Я здесь учусь проявлять свои чувства, чтобы не бояться, что тебя ударят в уязвимое место. Я сейчас понимаю, что кроется за названием программы «Буксир». Групповые занятия, кураторы, батюшки – это и есть большой буксир. И где-то внутри меня, конечно, ещё живут какие-то страхи, что однажды мне придётся оторваться и двинуться в самостоятельную жизнь. Хорошо, что поддержка будет на целый год, есть поддерживающие группы. Но я чувствую, что у меня что-то сдвинулось с мёртвой точки. В плане поисков Бога и в плане православия — для меня это вообще новая вещь. В церкви я никогда ничего не понимала, священники были как за какой-то стеклянной стеной. Сейчас все по-другому, я начала слышать и видеть мир. Когда я сюда пришла, было страшно. Сейчас у меня больше спокойствия. Если раньше меня сильно раскачивало, то теперь я в чём-то твёрдо стою на ногах, перестало так сильно трясти. Изменения налицо.
Иван

Зависимость моя начиналась, наверное, с достижением совершеннолетия, когда посчитал себя самостоятельным человеком, начал дома часто не ночевать и, естественно, поменялся мой круг общения. В нем появились люди, употребляющие сначала алкоголь. Попробовав его один раз, я понял, что мои взгляды на мир, на происходящие вещи начинают меняться.

Некоторые моменты стали мне даваться легче, например, такие как знакомства с девушками, чувствовал раскованность, начались драки, я перестал всего этого бояться. Что-то украсть страх тоже пропадал. Так, постепенно это перешло в зависимость, когда я просыпался и понимал, что голова болит, тело болит. Попробовав один раз с утра бутылку-вторую пива, я понял, что это — как лекарство, что моему организму становится легче. Стал опохмеляться. А потом эта опохмелка через несколько лет перетекла в плавную пьянку и в запои. Однажды под алкоголем я попробовал
наркотики, у меня тоже это эйфорию вызвало, гамму чувств, новый кайф, новый приход и незаметно я подсел на наркотики, употреблял их внутривенно.

К чему всё это привело? К потеряем: финансовым, в отношениях, я потерял семью – до этого был женат, есть ребёнок. Потерял здоровье – приобрел гепатит С, возникли проблемы со зрением, мозгом. Ничего положительного не было сделано ни под наркотиками, ни под алкоголем. После того, как осознал это, пытался бороться, но сказывалось плотное употребление, лет 15 на данный момент и алкоголя, и наркотиков в сумме. Последние лет 5 боролся. Но как? После очередной пьянки, очередного запоя, который продолжался месяц каждый день, я себе говорил, что я из этого выйду. Меня выгнали со съёмной квартиры, я потерял работу – но каждый раз считал, что если я выйду из этой ситуации, снова устроюсь на работу, восстановлю финансовое положение, минимальные связи опять налажу, то я не буду больше употреблять. Периоды трезвости могли продолжаться 5-6-7 месяцев, последние лет 5 я понимал, что даже одна стопка меня уводит в запой.

Я пытался бороться своими силами, никуда и ни к кому не обращался за помощью. От людей слышал, что есть центры разные закрытые, открытые, реабилитационные программы, православные, протестантские, всякие разные, но никогда в этом не участвовал. Потихоньку за последние, наверное, года 2 зародилась мысль, что без помощи Бога и людей я не смогу справиться. Но до Лавры никуда не обращался. Так получилось, что устроился на хорошую работу, с православными людьми, в монастыре, за зарплату. Там у меня было и жильё, и всё, я с начальством и с батюшками был в хороших отношениях. На Пасху я решил выпить, опять произошёл срыв, я пропил все деньги, пропил здоровье. Первые 2 недели пил в гостинице, потом неделю в хостелах, а последние 2 недели жил на улице. Родственники находились далеко, сознаться им было стыдно. На связь выходил редко, сказал, что просто потерял телефон, что у меня всё нормально. После ночевок на улице мне стало страшно и некомфортно, хотелось и помыться, и побриться, и просто полежать. От людей шарахался, потому что я грязный, вонючий, немытый, небритый.

Вспомнил свои последние годы употребления, что всё одно и то же, сам себя убеждал, что больше не буду. Я понял, что все плохие моменты у меня из памяти потом стираются, такие, как жильё на улице, голод, холод. Решил этот раз обратиться за помощью. У меня не было интернета, позвонил сестре, сказал, чтобы она именно в Питере нашла что-то, связанное с православием, любой – открытый или закрытый ребцентр. И получил на следующий день от неё ответ — несколько было вариантов и один из них — Лавра. По первому номеру я позвонил, там были баптисты, а я однозначно понимал, что веру не собираюсь менять. Позвонил во второй центр – это была Лавра. Попал на консультанта Михаила, он сказал: приходи завтра, пообщаемся. На следующий день он мне подробно всё рассказал, объяснил и я принял решение, что надо пройти этот путь до конца.

Сейчас у мня появилась уверенность, что тут действительно профессиональные работают психологи, проводятся очень интересные и полезные беседы с батюшками. Люди-профессионалы дают инструменты, если ими уметь правильно пользоваться и всё выполнять, можно поддерживать трезвость, в принципе, она зависит от меня, но главное, что я могу применять в своей жизни методики, о которых узнал только здесь. Я понял, что немаловажен трезвый круг общения, он должен быть постоянно. Осознал, что безделье – это вообще мой злейший враг, который постоянно уводил меня в употребление. У меня осень-зима были запойными, теперь впервые в жизни появилась уверенность, что эта осень будет у меня наконец-то трезвой, но сильно далеко я не загадываю. Просто решил для себя продолжить общение после реабилитации с этими людьми.

Если становится плохо даже сейчас, после занятий, я обращаюсь к нашим психологам, они всегда навстречу идут, и поговорят по телефону, и пригласят на консультацию, спросят что-то через соцсети. Всё это мне помогает. В день начала реабилитации я понял, что все собравшиеся здесь люди пришли с целью освобождения, никто не участвует для галочки, у всех такие же проблемы, как у меня, все настроены на работу, так что я вписался в коллектив легко и непринуждённо. Сейчас я привыкаю к разным людям, кто-то уходит, кто-то приходит. Страха нет, наоборот, надежда, уверенность, ожидание в каждом дне. Вот что-то делаешь здесь, что-то новое узнаёшь, лично для меня здесь всё полезно. Если я и пропускаю занятия, то только из-за того, что работаю на ночной работе и просто физически не могу присутствовать. Я ещё, конечно, реабилитацию не прошёл, но понимаю, что через месяц-два всё может повториться — не бывает такой пилюли или таблетки, чтобы полностью тяга ушла. Но хочется верить, что буду жить долго и счастливо и не употреблять всю жизнь, хотя знаю, что у меня срывы бывали и на фоне положительном.

Вспоминая и анализируя те срывы, я понял, что в своей голове варил эти проблемы, а не хватало высказаться понимающему человеку. Просто не было такого человека рядом, которому я мог бы высказать свои мысли и который не просто рассуждал бы, сидя со мной за бутылкой или перед тем, как за первой пойти в магазин. Такие, которые не первый год этим занимаются, сами это прошли, — мне вот с такими людьми не хватало общения. Которые могут дать совет, как остаться трезвым сегодня и сейчас, а не через 5 лет. А я с этим не справлялся. Варил-варил в голове, ай, думаю, баночку – и понеслось. А так иногда хроманёшь, я психологу напишу, он просто так ответит, что сам до этого и не додумаешься. А после ответа понимаешь: да, действительно, сам себе жизнь усложняешь на ровном месте. Немаловажен для меня духовный момент, — надо ходить обязательно в храм, я понял.

Многие из зависимых людей считают, что он могут освободиться сами, могут сами победить болезнь. Я скажу за себя. Болезнь у нас одна, но в моей ситуации я как ни пытался бороться и впредь бы не стал обращаться – нет, одному не справиться. Ни на силу воли, ни на что нельзя рассчитывать. Всё равно рано или поздно придёт у кого-то хорошая новость, у кого-то плохая, у кого-то очень плохая – человек слабинку даст, одну стопочку, один укольчик, одну сигаретку… Нет, без помощи людей не справиться, надо обращаться 100%. Вопрос, кому что более приемлемо. Я считаю, для меня это оказался самый подходящий приемлемый. В моей ситуации без помощи других не справиться никак.

Поделиться с друзьями: