Все эти годы Господь хранил меня…

История одного из участников Программы «ФАВОР»

Мне 29 лет на данный момент. Употреблять психоактивные вещества я начал лет с 14-ти. Наверное, это передалось с генами. У меня отец страдал сильной алкогольной зависимостью. Старший брат, как раз когда мне было 14, умер от передозировки героином. Ему тогда было всего 20.  Мама была убита горем. До этого она всё старалась «тянуть» трёх мужиков, изо всех сил зарабатывала деньги, воспитанием сыновей ей толком заниматься было некогда. После смерти брата я стал проводить много времени в уличных компаниях. Сам я с Урала, вырос в провинциальном городе в Оренбургской области. Страшно пересказывать, что там было в 90-ые. Да, собственно, и сейчас не очень-то изменилось.

У меня зависимость возникла практически сразу же, как только я попробовал алкоголь. Сначала это мешало учёбе: меня выгнали из техникума. Потом я перешёл в училище, там было гораздо легче, программа оказалась простой, я мог и употреблять, и сдавать экзамены. Закончил чуть ли не с отличием. Поступил в институт, оформил там свободное посещение, устроился на работу и продолжил употреблять. В это время уже не только пил алкоголь, но и пробовал наркотики, в том числе и тяжелые.

Когда учился, познакомился с девушкой из Москвы. Стали с ней жить, что называется, в гражданском браке, — и вместе употребляли. Когда расстались, я очень сильно переживал, ушёл в длительный запой — на полгода. Закончилось всё попыткой суицида.

Сейчас думаю: что мне давало употребление? Это ведь постоянные передряги, конфликты, драки. В наркотическом опьянении попал в аварию. У меня уже три сотрясения. И все эти годы Господь хранил меня, пытался до меня достучаться. Сначала были какие-то лёгкие травмы, потом начались  более серьёзные. После попытки суицида, когда мне совершенно не хотелось жить, решил закодироваться. На самом деле, это была уже вторая кодировка, на первую тоже пошёл после неудачных отношений.

Первый раз кодировался с применением гипноза, год после этого не пил, зато употреблял наркотики. Второй раз делали горячий укол. На полгода отказался от спиртного, и продолжал принимать наркотики. Мы с приятелем тогда сами научились готовить психотропные вещества, слава Богу, не продавали. Хотя мысли такие были. Всё-таки большие деньги при минимальном капиталовложении. Но как-то совесть не позволяла — помнил историю своего брата, знал, какое это горе для родных, не хотел, чтобы другие «подсаживались» на это дело. Сильно верующим я тогда не был, но в храм иногда заходил, обращался к Богу.

После окончания института поехал в Москву, решил начать новую жизнь. Подумал: у меня теперь есть диплом, высшее образование, передо мной все двери открыты. Перед этим, правда, раскодировался. Решил, что тему с наркотиками пора закрывать, а вот употребление спиртного смогу контролировать.

Тогда я даже не мог себе представить, чтобы жить вообще без алкоголя и наркотиков. Не думал, что такое возможно в принципе.

В Москве поселился в четырёхкомнатной квартире, меня туда друг пригласил. Обитали там человек пятнадцать – и все употребляли. Я тоже начал пить, потом дошло до наркотиков. Работу постоянно менял. Познакомился с девушкой, понравился ей, она меня угощала «травкой», с ней же я попробовал «экстази» — наверное, это было фатальной ошибкой. В  один прекрасный момент я понял, что жить там мне просто нельзя, нужно уносить ноги, срочно съезжать, причём, всё равно куда.

Так я оказался в хостеле: тоже 25 человек на три комнаты. Зато рядом с работой, прошёл обучение и устроился в кофейне. Но трезвость была недолгой. В этом районе во дворах постоянно собиралась какая-то компания. Я несколько раз проходил мимо, а потом влился, просто от скуки. Снова началось употребление.

Тогда же познакомился с хорошей девушкой, и решил «завязать» своими силами. Сожительство мы изначально не планировали, но обстоятельства сложились так, что стали жить вместе. Употреблять наркотики я перестал, а вот пить так и не бросил, периодически случались срывы – обычно после ссор. Хотел сделать ей предложение, но в итоге мы всё-таки расстались. И опять я очень тяжело переживал разрыв.

Потом какое-то время искал нормальное жильё, скитался по разным комнатам… Было очень тоскливо и чтобы как-то поднять себе настроение, отвлечься от реальности, решил попробовать новый вид наркотика, типа экстази. И «подсел» на него так плотно, как никогда раньше — до сих пор у меня не было такой тяги и зависимости. Причём, умом я это понимал, а остановиться не мог.

Вот тогда я начал усердно молиться Богу и искренне просил Его послать мне хорошую девушку, чтобы создать с ней семью. Я  почему-то видел в этом спасение. Думал: если будет у меня настоящая любовь, поддержка, я смогу не употреблять.

В то время я не был по-настоящему воцерковлён, не участвовал в Таинствах, вообще не знал, что это такое. Но стал ходить в церковь и искренне молиться. Общался с батюшками из разных приходов, делился своей бедой, просил совета, как мне поступить, как выбраться из этой ситуации. Никто толком не мог мне ничего подсказать, предложить какой-то выход. Советовали поститься, но я тогда не видел в этом смысла. Хотя попробовал, и  мне удалось продержать пост пару месяцев.

В Москве я прожил пять лет. Набрался опыта, хорошо себя зарекомендовал в ресторанном бизнесе, начался карьерный рост.

Однажды в одной из православных групп во «вконтакте» я познакомился с девушкой из Санкт-Петербурга. Серьёзного значения этому не придал, всё произошло как-то случайно. Она пошутила в комментариях, мы начали переписываться и договорились о встрече. Я приехал в Питер, она оказалась воцерковлённой девушкой из православной семьи. На тот момент она здесь училась, родители купили ей квартиру. Мы продолжили переписываться, возникла влюблённость. Она приезжала ко мне в Москву, а потом я окончательно переехал в Санкт-Петербург. Перед этим позвонил её отцу, попросил благословения. Родители дали добро, я приехал уже с вещами и сделал ей предложение, прямо на перроне. Мы решили пожениться и сразу же повенчаться.

К тому моменту я не употреблял месяца три. От наркотиков отказался совсем, алкоголь иногда пил, но мог себя контролировать, считал: ну вот, свершилось, я стал нормальным – хорошие отношения с любимой, жизнь начала складываться. С работой на новом месте поначалу были сложности. Устроился опять в кофейню, пошёл на стажировку. Парень, который меня обучал, оказался употребляющим – я это сразу понял, он, видимо, тоже во мне это увидел, знаете, как говорят: «рыбак рыбака….» В какой-то момент он  предложил мне покурить. Я знал, что делать этого нельзя, но почему-то согласился. И тут же очень сильно пожалел об этом.

Потом снова начал выпивать. С супругой мы поженились, но почти всегда конфликтовали. В таких случаях она тут же выгоняла меня из дома, это же её квартира. После одной сильной ссоры я опять употребил эйфоретики, таким образом, обнулив все свои прежние достижения. У меня опять появилась очень сильная зависимость.

С самого начала я не скрывал от будущей жены, что употреблял наркотики, но она особенно не вникала в эту тему. Ей было страшно, неприятно, и она верила, что всё это осталось в прошлом. Я в это тоже верил, но где-то в глубине души начал понимать, что самостоятельно с этим не справлюсь. Понимаете, когда такой стаж употребления, очень сложно представить себе жизнь в трезвости. И в то же время, если хочешь жить дальше – это единственный выход.

Решить, что сможешь «культурно пить» значит, обманывать себя. Позволить бутылку пива или бокал вина – это опять скатиться в пропасть.

Супруге я признался, что у меня серьёзная зависимость. Нашёл в Интернете ролики людей, которые самостоятельно борются с такой же проблемой.  Начал их смотреть, мне это помогало, мотивировало какое-то время. Но потом я устроился на работу в ресторан, а там весь коллектив употребляющий. Я снова нет-нет, и начал покуривать, опять сорвался, и уже больше не смог смотреть эти ролики. Подумал: у людей получается, а у меня нет, видимо, моя судьба такая. Стали приходить в голову мысли, чтобы меня поймали с дозой и посадили, — может, хоть за решёткой брошу. А супруга найдёт кого-нибудь получше. Такая шла внутренняя борьба.

Всё-таки в глубине души я не терял надежду, искал информацию о лечении в Интернете. Но обычно сталкивался с тем, что у реабилитационных центров не очень хорошая репутация. Параллельно изучал, что такое наркотики с научной точки зрения, как они влияют на организм. Большинство статей сводилось к тому, что от этих эйфоретиков вообще никто не выздоравливает, настолько они разрушительно действуют. До какого-то момента казалось, что выхода просто нет. Желание перестать употреблять есть, а сил противостоять зависимости — нет. И помочь никто не может.

Во время супружеской жизни я начал воцерковляться. Мы с женой вместе читали утреннее и вечернее правило, ходили в храм, мечтали найти своего духовника. Думал, что когда мы повенчаемся, будем уже как под куполом под защитой у Бога, и всякие нападки тёмных сил прекратятся. Тогда я, конечно, слабо представлял себе, что такое венчание, было много иллюзий. После венчания эти нападки, по-моему, ещё больше усилились. Самое главное, я начал терять любовь к жене. Она  на работу устроилась почти без выходных, работала допоздна, и я раньше переживал за неё, думал, как плохо, что будем редко видеться. А когда начал употреблять, стал думать: здорово, что у неё такой график, у меня будет больше времени на то, чтобы пить и принимать наркотики.

И от этих мыслей мне стало страшно. То, что раньше для меня казалось спасением – любовь, семья, теперь отошло на второй план. А центром моей жизни стало обслуживание зависимости.

Супруга моя любила смотреть телеканал «Спас», и в тот момент там шёл проект «Реабилитация-Live». Причём, интересно, что как только мы  включали телевизор, там начиналась эта передача, так что она постоянно мелькала перед глазами. Я подумал: может, это знак? Но долго не решался позвонить. Потом нашёл группу «ФАВОРа» во «вконтакте», посмотрел список руководителей, написал Михаилу. Он предложил позвонить ему через несколько дней. Для меня это был большой срок, я мог сто раз передумать, но всё-таки перезвонил. Мы пообщались, он пригласил меня на первую беседу, тоже через пару дней. И опять был шанс передумать и куча отвлекающих моментов, в том числе поиск работы, чтобы заниматься чем угодно, только не тем, что мне нужно по-настоящему.

Чтобы не было пути назад, решил признаться маме, что пойду на реабилитацию. Правда, не рассказал ей о проблемах с наркотиками, сказал, что заметил тягу к пиву и мне это мешает нормально жить. Причём, изначально я предполагал, что днём буду работать, а вечером ходить на курсы трезвости. Мама одобрила, и я решил, что теперь отвертеться не получится.  Уже на первой беседе меня убедили, что нужно срочно включаться в процесс реабилитации, причём, ни на что другое отвлекаться нельзя ни в коем случае. И посещать надо не вечерние курсы, а дневную группу.

Первые десять дней, когда я начал ходить на занятия, было сильное желание всё это бросить. Мне показалось, что я всё понял, и дальше там находиться не имеет смысла. На всё, что происходит, я смотрел отстранённо, как бы со стороны: вот группа, чужие люди, ходят уже давно, и мусолят всё время одно и то же, про какие-то свои чувства. Зачем мне это? Я даже не понимал, причём здесь православие и любовь? Думал: если я тут останусь, у меня точно «крыша поедет».

А через десять дней во мне что-то щёлкнуло. Наверное, впервые за это время я почувствовал какую-то радость и облегчение. Появилось понимание того, что нахожусь в нужном для меня месте, и лучшего для меня  не придумать. Меня Господь сюда привёл и окружил этими людьми. Я понял, что вообще-то везучий человек. И главное — в тот момент я явно чувствовал Божье присутствие. Мне стало нравиться посещать церковные службы; когда мы раньше ходили в храм с супругой, для меня это часто становилось в тягость, а теперь – нет. Я с радостью посещал занятия, общался с другими участниками Программы, поверил в свои силы.

В тот момент я начал понимать, что могу прожить без алкоголя и наркотиков, мне это в общем-то уже не нужно. Было ощущение, что жизнь только начинается и всё будет здорово.

Через полтора месяца после прохождения реабилитации, я почувствовал, что такое настоящая благодать. Не знаю, как описать словами: это было везде  — на службе, дома, на занятиях. Я как будто летал, если так можно выразиться.

Потом благодать отошла, она не может долго продолжаться. Чтобы её сохранять и оберегать, нужен труд, у меня такого опыта пока не было. У нас супругой опять начались конфликты. Наверное, у неё не оправдались какие-то ожидания, возможно, она думала, что я изменюсь, стану хорошим мужем после реабилитации, а я, наоборот, стал более требовательным в каких-то вопросах, на что раньше закрывал глаза.

Спустя недолгое время после окончания курса реабилитации мы с женой серьёзно поссорились, и оба поняли, что дело идёт к разводу. Мы расстались, она уехала к родителям. Я переехал и какое-то время держался, а потом сорвался. Причём у меня не было никакой тяги, желания употребить. Я знал, что это принесёт мне никакого ни удовольствия, ни облегчения, знал, что мне будет только хуже. Меня жутко трясло, но я всё равно пошёл и сделал это. Признался в своём срыве на группе. Меня утешили, сказали, что это тоже входит в процесс выздоровления. Главное, чтобы не повторялось во второй и третий раз.

Но второй срыв был – и ещё более серьёзный. Так что я не уверен, что моя история может послужить кому-то хорошим примером. Просто говорю, как есть. Реальность такова, что во второй раз остановиться я уже не смог, на неделю ушёл в употребление и спиртного, и наркотиков. Это было полное отчаяние, ужас, паника. Когда я протрезвел, то испытал стыд и страх. Мне показалось, что Бог отвернулся от меня. У меня ведь был шанс жить нормально, а теперь я всё потерял. Было очень сложно признаться другим ребятам во втором срыве. В храме я покаялся, исповедался, причастился и меня «отпустило». И опять почувствовал присутствие Бога, понял, что Он не отошел, что Он ждал и в который раз простил меня, вытащил из этого ада, опять мне помог.

Сейчас у меня есть небольшая тяга, но я просто не могу употреблять. Потому что понимаю, что в этот момент я потеряю связь с Богом. Думаю, что сорвался, потому что в тот момент слишком сконцентрировался на семье и на наших отношениях с супругой. Не Господь, а семья стала для меня опорой. И когда я её лишился, то и от Бога отошёл.

Что касается Программы «ФАВОР», мне кажется, попасть сюда человек может  только с Божьей помощью. Самое главное – доверять Ему, и Он точно не оставит. Нельзя никого привести на реабилитацию «за руку». Нельзя уговорить пройти Программу ради кого-то – жены, семьи, родственников. У человека самого должно быть очень сильное внутреннее желание отказаться от зависимости. Это точно не волшебная таблетка, которая решает все проблемы. Это что-то большее. Человек обретает поддержку не просто дружескую или психологическую, его касается Божья любовь.

Даже тот, кто не верит в себя, в ходе занятий начинает верить, потому что в него верит Бог.

На данный момент я не хочу употреблять, так как чувствую, что для чего-то нужен Богу. У Него точно на меня есть какие-то планы, учитывая то, как я относился к своей жизни. Я ведь никогда её не ценил, никогда не испытывал радости. Только в Программе я понял, что такое настоящая – духовная — радость. И что никто тебя не может спасти, кроме Бога.

Алексей.

Понравилась статья? Поделиться с друзьями:
«ФАВОР»
Verification: cd4a8a2ffc29f88a