«Порой представляю картину: человек стоит на четвереньках и пьёт из лужи…»

То, что я 29 лет своей жизни нахожусь в алкогольной зависимости, я понял недавно. Начиналось всё обыденно. Первый раз попробовал вино в 8 классе дома, за столом – угощали родители. В 9-ом, 10-ом классе на день рождения всегда предлагалась рюмочка вина. Больше пить начал уже в институте, как правило, когда группа собиралась на праздники или после сдачи экзаменов. Примерно пять лет я пил только по торжественным дням, это, ещё, конечно, не было привычкой или зависимостью.

В 24 года я поступил на Кировский завод, а там выпивка являлась обыденным явлением – рабочие пили ежедневно, стояли нетрезвыми у станков. Пахали в две смены, было тяжело, алкоголь помогал снимать усталость, чувство неуверенности, какие-то страхи. Помогал найти общий язык с рабочими, а иногда, чего греха таить, выдавался вместо оплаты.

Некоторые оставались сверхурочно, потому что им обещали после смены налить стакан спирта.

Получки, авансы, традиционно «отмечались». У нас перед заводом был участок, который назывался «полем дураков». 14 и 28 числа всех рабочих можно было увидеть там с бутылками, купленными в  ближайшем магазине. Я тоже постепенно «втягивался», начинал выпивать всё чаще.

К 30-ти годам я ушёл на другое место работы. Так получилось, что у меня под рукой оказалось много спирта. В течение года я к нему пристрастился и настолько втянулся, что после того, как это место пришлось покинуть, понял, что без спиртного больше не могу.

Алкоголиком я себя не считал, хотя всё время тянуло употребить.

Выпивал через день грамм по сто, по двести. После пьянок, на которых я «перебирал», появились синдромы похмелья.

Ещё лет через 10 я начал пить уже по-настоящему. Тогда в 90-ых в стране стояла дикая разруха. Нам на завод водку завозили канистрами. День мы начинали с того, что собирались всем участком, выпивали каждый по стакану и вставали за станки. В обед пить продолжали, и так до вечера. Главное, что участок со своей задачей справлялся, даже могу сказать, что тогда мы работали намного лучше и качественнее, чем те, кто сейчас пришёл нам на смену.  

Дома, естественно, начались разговоры с женой, она возмущалась, мол, сколько можно, муж всё время подвыпивший, пора прекращать. А я думал, что никакой не алкоголик. Бывает, правда, что на следующий день после выпивки память теряю, но это даже иногда забавляло. После того, как моё нетрезвое состояние стало негативно отражаться на работе, жена предложила закодироваться. Я решил ей уступить, чтобы она отстала.

На приёме врач спросил: «Вы считаете себя алкоголиком?» — я ответил: «Нет, если захочу, то пить не буду» — «А зачем же вы пришли?» — «Жена попросила». Он у меня деньги взял, а мне сказал: «Идите вон, вы кодировке не подлежите». Так что моя первая встреча с врачом закончилась ничем.

Со временем тяга настолько усилилась, что я начал выпивать на работе даже в тех ситуациях, когда делать это было категорически нельзя. Раньше я мог отработать, а уже после с полным правом «расслабиться», а сейчас  остановиться уже не мог. Это отразилось на моих отношениях с руководством, я стал принимать неверные решения, всё чаще случались провалы в памяти. Начальство мне неоднократно указывало, что пора завязывать, но поскольку это были сослуживцы, с которыми мы начинали работать, радикальных мер долго не принималось.

Фотограф Владимир Соколаев

Постепенно это, конечно, им стало надоедать, мне уже напрямую говорили: не остановишься – мы тебя выгоним. Я пытался не пить, держался неделю – две, а после опять срывался. При этом, я никогда не буянил, был просто дружелюбный, весёлый, общительный, никого не трогал, не задирал. И это меня тоже вводило в заблуждение, я думал, все алкоголики буйные, значит, я к ним не отношусь.  

В 45 лет у меня проявилась «болезнь королей» — подагра. Распухли суставы, была страшная боль. В больнице сказали, пить алкоголь нельзя, и я держался где-то полтора месяца. Даже на свой день рождения в рот ничего не брал. А после вышел на работу, там предложили – и понеслось опять. Тогда я уже осознал, что дело плохо и надо что-то менять. В это же время я встретил женщину, которая стала моей новой женой, с первой супругой развёлся.

Вторая жена не считала меня алкоголиком, а когда увидела, что я пью каждый день, пыталась остановить. Начались скандалы. Где-то жена услышала об Анонимных Алкоголиках, и впервые привела меня на их собрание. Сначала меня поразило, что в этом сообществе люди открыто называют себя алкоголиками. Я сел между ними, и когда до меня по кругу дошла очередь говорить, я впервые с полным осознанием произнёс, что алкоголик.

На собраниях анонимных я наслушался таких историй, что стало жутко. Запомнился случай о человеке, который занимал второе место в небольшой фирме. Договоры он заключал за накрытым столом и до того втянулся, что однажды понял, — без выпивки уже не может. Он начал пить на работе, остановиться не мог, в результате лишился должности, но его директор, близкий товарищ, из жалости устроил его мойщиком машин. И он мыл автомобили тем людям, которые до этого перед ним вытягивались в струнку. Человек продолжал пить, потерял семью, потерял квартиру, но у него ещё оставались деньги. Женился второй раз и снова всё потерял, оказался на улице, начал бомжевать.

Однажды этот мужчина проснулся, понял, что его трясёт, в горле всё пересохло, и возникло ощущение смерти. Он увидел посреди дороги лужу, упал на карачки и напился из этой лужи. И только после этого его проняло, он понял, что больше так жить не хочет. Он начал искать спасения и пришёл к анонимным. Я видел на собрании, что передо мной сидит человек одетый с иголочки, с модной причёской, с массивной золотой цепью – на первый взгляд непонятно, как он вообще попал к нам в группу.  Он рассказал, что за пять лет вернул своё место в фирме, но чего ему это стоило! И сейчас, когда ему предлагают выпить, он говорит, что сразу вспоминает свою лужу и говорит: «Нет, ребята, спасибо! Пейте на здоровье, но со мной этого никогда больше не будет».

Я порой представляю себе эту картину: человек стоит на четвереньках и пьёт из лужи. И это отрезвляет.

У меня, конечно, такого не было, но я именно тогда понял, что алкоголизм – это болезнь. Я стал ходить на собрания, полгода не пил. Потом снова попробовал алкоголь, и опять сорвался. Я прошёл пять шагов их Программы и после каждого срывался, потому что, нарушая заповеди, хотел на себе проверить, работает эта система или не работает. Надо сказать, что впоследствии у меня возникла своего рода зависимость от Программы АА. Многие ребята говорили, что на группы надо обязательно ходить. Человек, предоставленный сам себе, не может справиться со своей зависимостью. А здесь ты как будто попадаешь в братский коллектив, где тебя поддерживают и очень тепло относятся.

У меня так и получалось, что как только я переставал ходить на группы, начинал расслабляться, позволял себе выпить. Однажды 19 января – в праздник Крещения Господня – я шёл в храм мимо ларька и завернул туда по привычке, чисто автоматически. Даже не думая, подошёл к прилавку, а когда очнулся, понял, что уже держу в руках банку пива. Подумал, ладно, ничего страшного, выпил. Набрал в храме крещенской воды и вернулся домой. И  там ещё выпил банку пива.

После этого жена устроила настоящий скандал, сказала, что со мной разведётся. И дала мне последний шанс, поставила условие, чтобы я ехал в монастырь на три месяца, устраивался трудником и там учился трезвой жизни. Я обзвонил несколько монастырей, но, к сожалению, в это время никто трудников брать не хотел. Тогда я нашёл в Интернете информацию о Программе «ФАВОР», подумал – то, что надо:  Александро-Невская Лавра, мужской монастырь.

Позвонил по телефону, согласился с условиями и начал посещать занятия. Четыре месяца я тщательно выполнял все задания. Мне нравилось, что здесь есть однозначная привязка к Богу и Православной Церкви, у Анонимных Алкоголиков данный вопрос абстрактный, там просто упоминаются некие «Высшие Силы». Они не признают Бога, там ведь есть атеисты и люди другой веры. В Программе «ФАВОР» мы участвовали в Таинствах, ходили на общую Литургию. И я видел, как люди меняются.

Когда человек начинает воцерковляться, он становится другим, это очень заметно.

Ещё у анонимных каждый рассказывает о себе, своём личном опыте, а в «ФАВОРе» есть чётко разработанная Программа, продуманная, на каждый день. Она отличается тем, что после того, как человек высказался, начинается обсуждение его истории всей группой, на собраниях анонимных такого нет. Такая обратная связь – большой плюс, потому что можно услышать для себя какие-то новые решения. Ведь ты смотришь на проблему под одним углом, а можешь услышать мнение даже противоположное.

Иногда понимаешь, насколько ты был неправ в своих взглядах.

На занятиях в Лавре я узнал ответ на вопрос, который давно меня мучил: почему после первой рюмки у алкоголика всегда происходит срыв. Психологи  мне это объяснили с медицинской точки зрения, дали научное обоснование. После этого мне уже не захотелось «проверять» выпивкой, работает ли эта система, как было у анонимных. А десятое задание в Программе «ФАВОР» у отца Максима Плетнёва для меня стало, можно сказать, осмысленной исповедью за всю свою жизнь. После выполнения этого задания человек начинает себя понимать, лучше в себе разбираться. Это, можно сказать, квинтэссенция всего обучения.

Прохождение Программы «ФАВОР» показывает человеку главное – причину зависимости.

Он сам постепенно понимает, когда и почему он начал пить и приходит к логическому выводу, что ему это больше не нужно. Причём, он осознаёт, что ему теперь надо делать, чтобы вести трезвый образ жизни. А укрепиться помогает постреабилитация. На последнем занятии, когда нас просили высказать свои мысли и чувства, я произнёс всего два слова: «Я доволен!» Психолог сначала замолчал, потом улыбнулся и сказал: «Очень хорошо!».

Для себя я решил, что буду и к анонимным периодически заглядывать и обязательно, один раз в неделю ездить в Лавру. На достигнутом останавливаться нельзя. Если начинаешь тормозить, моментально катишься вниз. За время занятий у меня появилось множество друзей, близких по духу. Когда людей узнаёшь ближе, понимаешь, что беда одна у всех нас, она просто проявляется в разных формах.

Виктор, 59 лет.

Понравилась статья? Поделиться с друзьями:
«ФАВОР»
Verification: cd4a8a2ffc29f88a