Химическая зависимость – как «Чужой» в человеке

О том, почему состояние трезвости само по себе не имеет смысла, в чём состоит профилактика срыва и с помощью чего можно победить болезнь, — рассказал ведущий групп для зависимых Программы «ФАВОР» Владимир Дав.

Начнём с того, что трезвость сама по себе для нас не является целью. Об этом мы говорим на первичном приёме, об этом я постоянно повторяю на занятиях с группой. Когда кто-то заводит речь о том, что пора бросить  употреблять, спрашивается: зачем? Чтобы стать «сухим алкоголиком»? В чём смысл? Кто не знает: «сухой алкоголик» — это человек, не употребляющий спиртное, но при этом, вся картина восприятия мира у него типично алкогольная.  То есть, наблюдаются эмоциональные качели большой амплитуды, с зависанием в отрицательном состоянии — «всё плохо», неумение распознавать собственные эмоции и рефлексировать, что конкретно их вызывает, а как результат — стресс, неудовольствие, претензии… Какой смысл в такой трезвости?

Наша базовая задача – помочь  людям приобрести навыки, чтобы дальше жить в радости, благодарности и любви.

Срывы естественны, особенно для наркоманов. У них и тяга (желание принять психоактивные вещества), и градус социальных проблем (долги, отношения, работа) бывают выше, чем у алкоголиков. Кстати, что касается последнего поколения наркотиков, замечено, что у людей происходит стремительное разрушение мозга, но мощная эйфория вызывает  чудовищную и непрестанную тягу. Мы наблюдаем у человека эффект крысы, которой в одном из экспериментов вживляли электрод в центр удовольствия мозга, и она своей лапкой стучала по одной клавише, пока не погибала. Больше ей, в сущности, ничего и не было надо. Когда матери приводят на первичный приём таких 20-летних детей, на них больно смотреть.

Поэтому первый этап Программы помощи зависимым рассчитан на три месяца – это период острой абстиненции, когда организм требует то, к чему уже привык на биохимическом уровне, ведь люди приходят к нам с изрядными сроками употребления алкоголя и наркотиков. Можно сказать, всё это время болезнь использует биологический ресурс самого человека, и активно сопротивляется.

Есть 17 базовых признаков сопротивления болезни – смещение акцентов, обесценивание, неверие в собственные силы, интеллектуализация, поклонение Программе, высмеивание, агрессия и так далее. Большинство из них, так или иначе, пересекаются с отрицанием. Суть заключается в том, что реабилитация – ещё не начало выздоровления.

Программа «ФАВОР» – это как подготовка к новой жизни.

Мы предлагаем  сначала теоретический, а потом и практический курс обретения альтернативных навыков поведения. Речь идёт о перемене отношения к себе, событиям, людям, а иногда и к Богу. Наши участники учатся по-другому на всё реагировать.

Приведу классический пример. Человек решил бросить пить. Какое-то  время, довольно продолжительное, воздерживался от употребления. В этом состоянии пережил смерть матери – очень мощное триггерное событие. А потом ему кто-то нагрубил в трамвае, он вышел на остановке и пошёл в магазин за бутылкой. Если срыв происходит на приличном сроке трезвости – это показатель того, что есть проблемы с выздоровлением.

Представьте себе: вот человек пытается лезть по скале, у него мало  точек опоры, он держится на пальцах, но какие бы они не были тренированные, в какой-то момент силы заканчиваются. Человек срывается. Так и здесь: срыв – это показатель того, что нет твёрдой опоры под ногами, нет процесса выздоровления, а только терпение – человек что-то претерпевает, стиснув зубы.

Есть такой технический термин – трезвость на зубах. Когда зависимый вообще не видит никакого смысла, никакой радости. В какой-то момент в жизни что-то происходит,  чашу терпения переполняет последняя капля, и человек снова начинает употреблять. Это значит, что у него либо  не случилось внутренней работы, либо в какой-то момент она прекратилась.

Химическая зависимость – это самоубийство. Зависимый не любит себя, он себя убивает. Он также не может любить ближнего и Бога. И даже если очень этого хочет, у него просто не хватит энергетического ресурса.

Если у выпускника нашей Программы происходит срыв после курса  реабилитации, это даже к лучшему. Он может сравнивать: три месяца человек находился в комфортных условиях, ведь группа – единственное место на земле, где не нужно защищаться ни от себя, ни от родственников, ни от друзей, коллег по работе, начальства, социума. Всё это время он ощущал полную поддержку, сочувствие, понимание, помощь, доброжелательство. Он понял, что люди разные, а болезнь одна. И после срыва он может сделать собственный выбор —  как жить дальше: в любви, поддержке и понимании, или в похмелье.

Задача реабилитации – помочь начать применять на практике навыки  саморегуляции. Чтобы зависимый научился сам отвечать за свою жизнь, перестал манипулировать окружающими, развил навык ассертивного поведения, то есть нашёл свой путь между двумя крайностями – состояниями агрессора и жертвы. У нас человек заново учится выстраивать отношения с другими, определять свои границы, быть честным, открытым и стремиться к взаимодействию.

Человек должен понять, что он сам отвечает за свои чувства, мысли и действия, а не так, как это бывает: «весь мир плохой, поэтому я напьюсь».

Один из основных навыков, который важно развивать зависимым, – просьба о помощи. Чёткое представление о том, что такое границы безопасности и их  соблюдение. Срыв – это всегда нарушение какой-то границы безопасности. Образно выражаясь, человек идёт на минное поле. Зачем? Не понятно. Ну, и подрывается. Поэтому если срыв – единовременный, мы не отстраняем участника Программы от группы. Наша реабилитация – открытая, и мы не изолируем людей, а помогаем им выздоравливать в тех обстоятельствах, в которых они привыкли употреблять. Но если это случается второй, третий раз  – значит, человек не готов прикладывать усилия, что бы измениться.

Зависимому важно взять на себя ответственность и принять решение – для кого он выздоравливает? Потому что один из 17-ти признаков сопротивления болезни, о которых говорилось выше – когда человек выздоравливает для родственников, для жены, для начальника, но не для себя. А если нет внутренней заинтересованности в выздоровлении, только внешняя мотивация, —  это не работает. Нет собственного запроса – нет настоящей работы.

«ФАВОР» — это Программа помощи. Мы можем человеку помочь, но заставить его измениться не может ни родственник, ни врач, ни психолог, ни Сам Господь.

Ведь Бог создал нас людьми свободными. Так что человек должен осознать, что нуждается в помощи и быть готовым её принять.

Консультант Программы помощи зависимым "ФАВОР" Владимир Дав

Химическую зависимость ещё называют болезнью замороженных чувств. Одним из инструментов «размораживания» и проживания чувств является ведение дневника. Важно отслеживать своё состояние. В одном из научных исследований утверждается, что тяга может длиться не более 40 минут. Поэтому есть правило четырёх П – поесть, попить, помолиться, позвонить. Но только не в ситуации, когда уже напился, а когда только ощутил тягу. Это одна из профилактик срыва. Другое правило – химически зависимый человек не должен быть одиноким, злым, усталым и голодным.

Болезнь зависимости –  как жуткое существо из фильма «Чужой», которого я сам в себя пустил, кормил, холил и лелеял, а он в это время рос. Причём, убить «чужого» нельзя. Поэтому алкоголик никогда не сможет стать культурно пьющим человеком, а бывших наркоманов не бывает. «Чужого»  можно загнать в гетто, накрыть саркофагом и окружить железобетонной стеной. В самом начале, когда человек только приходит на реабилитацию, он должен себя изнутри оградить от этого «чужого», чтобы сохранить свою личность. Если этого не сделать, уже на третьей стадии алкоголизма реабилитация будет невозможна – восстанавливать некого.

Человек превращается в биологический субъект, который обслуживает болезнь.

Если взглянуть на ситуацию с духовной точки зрения, «чужой» – это одержимость. Когда наркоман убивает старушку, чтобы достать себе дозу, разве он не понимает, что этого делать нельзя? Просто в данный момент этот самый «чужой» убирает препятствие между болезнью и веществом. Убийство старушки – не самоцель. Важны деньги, которые у неё в сумочке. Она – только препятствие.  Такое поведение называется компульсивным, когда человек ничего не видит, не слышит, ни на что не реагирует, у него есть только одна цель в жизни  – «хочу!»

Принципиальным отличием от срыва является запланированная пьянка. Когда человек с разной степенью осознанности готовит себя к тому, что через какое-то время обязательно выпьет. Это происходит в случае, когда оставлены какие-то «форточки» для болезни.

Могу привести примерю. Некоторое время назад к нам пришёл мужчина. Рассказал, как в какой-то момент осознал, что алкоголь разрушает его жизнь и перестал пить. Через несколько лет поехал в отпуск за границу. И там «понял»: проблема в том, что раньше он употреблял некачественный алкоголь. В отпуске позволил себе выпить, ему показалось, что он больше не алкоголик. Кстати, совсем не значит, что после одного  раза человек сразу уйдёт в запой. Бывает по-разному. Например, человеку покажется, что случилось чудо, и он может «культурно употреблять». И именно с этого момента, что называется, «коготок увяз».

Мужчина принял для себя решение, что он может культурно выпивать, но только в отпуске и только за границей. А у него ещё бывали командировки.  Поэтому первым отпало слово «отпуск». Осталось только «за границей». Потом отпало и «за границей». Осталось «по большим праздникам». Потом отпало слово «большие», потом слово «праздник» — осталось «по выходным». Ну, а дальше он пришёл к нам. То есть, человек оставил себе «форточку», и «чужой» в эту форточку влез.

Кадр из фильма Р. Скотта "Чужой", 1979 г.

В подавляющем большинстве случаев люди обращаются к нам, когда достигают определённого «дна». И всё равно каждый раз мы смотрим на просьбу о помощи как на чудо. Потому что «чужой» – это «специально обученные» духовные силы, которые стоят за болезнью. Им, конечно, по большому счёту, всё равно – пьёт человек, «торчит» или не употребляет. У них задача – чтобы он шёл в противоположном направлении от Бога. Чем, например, плох «сухой алкоголизм»? Человек ведь не пьёт, но от Бога продолжает удаляться.

Не нужно забывать, что когда люди обращаются к нам за помощью, «специально обученные» силы всячески этому сопротивляются. Вот, на днях приходят муж с женой. Ему 54 года, говорит, что на всё готов, лишь бы избавиться от зависимости. Я рассказываю условия нашей Программы. Он говорит: «А у меня работа». Я отвечаю: «Прекрасно, но представь, сколько она у тебя ещё будет, если ты и дальше продолжишь так пить?» — «И что мне делать?» – «Принять решение. Чего ты хочешь? Пробовал лечиться сам?» —  «Пробовал». – «Подшивался?» – «Подшивался». – «Ну и?..» — Пошел «думать».

Тем, кто сейчас находится в трезвости, хочу сказать: не надо ставить над собой эксперименты, не надо снова ничего пробовать. Всё уже испытано и доказано. Сколько бы ни прошло времени, хоть 20 лет, человек сорвавшийся возвращается на исходную позицию как минимум по трём составляющим болезни: возобновляются привычные процессы в организме – это био, возникает чувство вины, снижается самооценка – это психо, ну, а самое главное – на духовном уровне отходит благодать, и это самое страшное. «Чужой» вырывается на свободу. 

Понравилась статья? Поделиться с друзьями: