Новый вызов для Церкви

Дискуссия на тему «Скверная история в городе Екатеринбурге».

Какое место должна занимать Православная Церковь в современном гражданском обществе? Акции протеста против строительства новых и передачи исторических храмов в собственность РПЦ – это действительно выражение подлинного народного недовольства, или некие силы искусственно раздувают скандалы ради собственной выгоды? Должна ли Церковь реагировать на выпады в собственный адрес, и каким образом? Об этом говорили участники дискуссионного клуба «Ортодокс» в Петербурге. На встречу пригласили философа и публициста Бориса Дверницкого, культуролога Валерия Веткина и политтехнолога Игоря Алексеева. Модератором круглого стола выступил протоиерей Максим Плетнёв.

Разговор начался с обсуждения майских событий в Екатеринбурге, имевших широкий общественный резонанс. Несколько дней там продолжалось противостояние тех, кто ратовал за строительство храма святой Екатерины в городском сквере, и тех, кто был против. Не обошлось без столкновений с полицией. Информационный шум, который мгновенно поднялся вокруг конфликта, свидетельствует о заказном характере выступлений противников храма, считает Игорь Алексеев. В данном случае, по его мнению, решались узко политические проблемы, выяснялись отношения между людьми, которые находятся у власти, религиозный подтекст здесь искать неуместно.

По словам политтехнолога, который сослался на соцопросы своих коллег, главный запрос россиян на сегодняшний день – требование справедливости. Согласно исследованиям ВЦИОМа, готовность к протестам в России на данный момент – около 25%, и она растёт.

«Что касается Екатеринбурга, я как политтехнолог могу сказать следующее: любой протест – это хорошо спланированное, подготовленное и проплаченное мероприятие, — отметил Игорь Алексеев. – Для примера  попробуйте в вашем ТСЖ или ЖСК собрать 15 соседей на совещание.  Сколько времени и сил придётся на это потратить? А в Екатеринбурге 13 мая у сквера за час появилась тысяча человек. После этого крупное местное информационное агентство начинает в  социальных сетях массово созывать людей в этот сквер.

Обратите внимание, как повели себя при этом губернатор и новый мэр Екатеринбурга? Они не вышли к участникам акции. То есть запрос на справедливость в данном случае не сработал. Потом говорили, что там были провокации. Я там не был, поэтому только анализирую факты, которые беру из открытых источников. Полиция в тот момент просто попала под раздачу. Им был дан приказ, и ребята начали силовой вариант, который мы знаем, во что превратился. И уже через несколько дней президент Владимир Путин на встрече с медиацентром ОНФ чётко дал понять, что это чисто региональная история, в которой сторонам надо между собой договариваться».

Церковь, по мнению политтехнолога, в этой ситуации проиграла, хотя напрямую не имела к ней отношения. Епархия в тот момент не сыграла на опережение, считает политтехнолог.

Валерий Веткин, в свою очередь, назвал главной проблемой отсутствие диалога между Церковью и обществом в культурном поле. Как культуролог, он также не заметил антирелигиозного подтекста в происходящем.

«Если посмотреть на то, что произошло с точки зрения истории человеческой цивилизации, давайте вспомним: где бы мы ни путешествовали, где бы ни оказались проездом, что мы забираем с собой на память о месте? Открытки. И на этих открытках, как правило, изображены храмовые сооружения, — пояснил Валерий Веткин. — До поры до времени люди были готовы к тому, чтобы жить в лачугах, но жертвовали последнее на строительство храма. Постройка в городе или селе нового храма всегда было явлением желательным. В России в годы революции всё, что до этого с такой верой строилось, потом с азартом разрушалось. Сейчас в мире уже не так часто строятся храмы, потому что угасает необходимость. Зато в нашей стране потребность в культовых постройках на сегодняшний день, как мне кажется, наоборот, возрастает. Хотя, например, храм Ксении Блаженной в Петербурге тоже возводился с массой проблем, противники строительства буквально  ложились под экскаваторы. Но при этом не было такого большого резонанса в СМИ. Так что, можно предположить, что в Екатеринбурге конфликт действительно, был разыгран».

По словам культуролога, противников возведения храма на месте сквера легко понять: люди привыкли к тому, что есть место для прогулок, а в крупных городах – это часто роскошь. Даже те, кто спокойно относятся к православию, могут выйти на митинг не против Церкви, а за сохранение парка. Если же рассуждать с точки зрения христианина, то нам прекрасно известно, что Дух Святой может обитать где угодно, без конкретной географической привязки, поэтому храм можно строить в любом месте. И если так много людей выступает против застройки сквера, то почему бы не найти другую подходящую территорию, — задаётся вопросом Веткин.

Борис Дверницкий представил совершенно иной взгляд на ситуацию — мистический. Свою часть выступления он обозначил как «Екатеринбург — духовная язва России». Философ напомнил о трагедии в ипатьевском доме, о том, что именно здесь убили императора Николая II и всю его семью. Поэтому, как считает Дверницкий, на данный момент нет воли Божией на строительство храма в столице Свердловской области.

«Екатеринбург – это ещё Свердловск в сакральном смысле, — подчеркнул Борис Дверницкий. — События в Екатеринбурге обязывают нас снова обратиться к убийству царя – помазанника Божия. Нужно сакральное действие – официальное признание РПЦ найденных в Екатеринбурге останков за мощи царственных мучеников. Затем надо вернуть в город мощи царственных страстотерпцев и проводить перед ними неустанные моления. Возможно, тогда собор возведут на достойном месте к юбилею города в 2023 году».

Модератор встречи, протоиерей Максим Плетнёв вступился за епархию Екатеринбурга, отметив, что в подобных случаях рассчитывать на мгновенную реакцию и не стоило, поскольку решения в Церкви принимаются неторопливо и взвешенно. Он напомнил, что за несколько дней до известных событий в городе состоялся большой крестный ход, тысячи людей собрались на молебен на месте постройки будущего храма и никто не ожидал, что ситуация развернётся таким неожиданным образом. Православным христианам Екатеринбурга осталось только недоумевать, — считает о. Максим.

История в Екатеринбурге, по мнению протоиерея, выходит далеко за пределы региона и обозначает тенденцию современного общества, которую священник назвал «тихим недовольством народа Церковью».

«Для меня совершенно очевидно, что после празднования 1000-летия Крещения Руси, мы переживали совершенно уникальный период в истории Церкви — период духовного расцвета. Тогда началась совершенно новая история Русской Православной Церкви и история нашего с вами Отечества. Рухнул Советский Союз и появилось новое государство – Российская Федерация. Это был период духовного восторга, Второе Крещение Русского народа, — рассказал протоиерей Максим Плетнёв. — Очень многие современные российские священнослужители именно в тот период обрели веру и стали служить Богу. Тогда закладывался новый фундамент нашей Церкви. А потом период неофитства закончился. И наступила просто жизнь. И вот, теперь начался протест против храмов. Екатеринбургская история стала общеизвестной, но ведь похожие события происходили, к сожалению, и в нашей митрополии».

По словам о. Максима, в конце 80-ых – начале 90-ых годов часть русского народа приняла христианство, позже кто-то в вере разочаровался, ушёл из Церкви, но примерно 10 % остались в церковной ограде. И теперь эти верные начинают всё чаще сталкиваться с противостоянием остального общества. В нежелании соседства с храмом протоиерей видит признаки богоборчества.

«Для меня как для священника печально, что люди не хотят, чтобы рядом с ними строился храм это всё продолжение советского богоборчества, — говорит о. Максим. —  Ведь не только в Екатеринбурге, а во многих других городах  происходит противодействие людей храмостроительству. Просто оно, как правило, не освещается в прессе. Тут ситуацию раскрутили, видимо, она, действительно, была кому-то выгодна. Думаю, если наш русский народ будет отвергать Христа и Церковь, случится какая-то очередная трагедия. Мы и так уже пережили в ХХ веке две катастрофы: было разрушено два государства — Российская Империя и Советский Союз. Не хотелось бы, чтобы мы снова уничтожили свой дом.

Необходимо помнить, что Церковь – это не о политический власти, не об экономическом благосостоянии, Церковь – о спасении, о вечности, Она не от мира сегодня. Сейчас говорят, что Церковь якобы неотделима от государства, но на меня чиновники смотрят как на инопланетянина, мы очень разные и мы не вместе. Представители государства не понимают, кто мы такие, не знают, как на нас реагировать. Ошибаются те, кто говорит, что мы встроены в государственную машину».

Протоиерей Максим Плетнёв

В ситуации гражданской свободы, когда у всех россиян равные права, и неверующие граждане могут активно выступать против веры и православия — перед обществом и Церковью встаёт новый вызов: как всем вместе жить в мире?  Этот вопрос модератор адресовал участникам дискуссии. По мнению Валерия Веткина, договариваться можно только в поле культуры, поскольку оно понятно и универсально. Игорь Алексеев, в свою очередь, напомнил, что современная Россия – ещё совсем молодая страна, и государство мы пока только строим. Он снова напомнил о запросе на справедливость у народа и подчеркнул, что её может дать людям Церковь. Просто священникам нужно активнее идти на контакт, чтобы всем вместе вырабатывать условия общественного договора. Философ Борис Дверницкий провёл неожиданную аналогию с выводом евреев из египетского рабства.

«Евреи вышли из Египта и 40 лет скитались по пустыне, чтобы достичь Земли обетованной, — напомнил философ. — Мы же ещё только 30 лет назад «вышли» из Советского Союза. И до сих пор есть люди, которые мечтают вернуться назад, говорят, там было хорошо. Надо осознавать нынешнее духовное состояние людей, понимать, что мы тоже в каком-то смысле блуждаем по пустыне и ориентироваться на небесные знаки. Наши люди ещё не изжили груз советского атеистического прошлого. Во многих из нас живёт советский человек».

Борис Дверницкий обратил внимание присутствующих на то, что в Землю Обетованную вошло уже новое поколение свободных людей, не помнивших рабства. А сегодняшним православным остаётся бороться за Христа, за свою веру на любом месте и верить, что через 10 лет скитания по пустыне  закончатся.

Понравилась статья? Поделиться с друзьями: