Поездка в Псково-Печерский мужской монастырь: как это было

Великий пост ещё называют весной духовной. Подобно тому, как под солнечными лучами пробуждается от зимней спячки природа, душа человека посредством поста очищается и оживает под действием благодати. Для многих участников Программы помощи зависимым «ФАВОР» этот опыт поста стал первым в жизни подвигом воздержания. А ещё наши воспитанники Великим постом впервые совершили духовное путешествие — паломничество в знаменитый древний Свято-Успенский Псково-Печерский мужской монастырь. Поездка, как это часто бывает в подобных случаях, не обошлась без накладок и искушений, но по признанию отдельных участников, вызвала у них глубокие и незабываемые впечатления.

Наши паломники поделились своими размышлениями и сокровенными переживаниями:

Андрей, 34 года: «Я настроился на эту поездку и те препятствия, которые возникали, переживал абсолютно спокойно. А ситуации были разные, очень много поводов было для недовольства. Начиная с того, что мы задержались на два часа. Сначала не тот автобус приехал, который был заявлен, да ещё и со спущенным колесом. Поэтому пришлось заехать на шиномонтаж. Сиденья у него оказались переварены, чтобы вместимость увеличилась, а комфортабельность понизилась. Поездка оказалась неблизкая, дороги перекопаны, на кочках всё дребезжит, ноги не вытянуть, всё время ёрзаешь… Но лично у меня всё время присутствовало какое-то душевное спокойствие и равновесие, несмотря ни на что. Я ехал и принимал все эти тяготы как должное.

Это моя первая паломническая поездка. И я думаю, что тут действовал Промысел Божий, надо было преодолеть некоторые испытания. Уже на месте выяснилось, что не все части нашей программы оказались согласованы с монастырём, в первую очередь, это касалось пещер, куда больше всего хотелось попасть. Так получилось, что Михаил будто случайно столкнулся с отцом Лазарем, объяснил ему ситуацию, и тот пошел нам навстречу. Так что, кто знает, если бы не это пробитое колесо и потерянное время, возможно, мы бы поехали в Псковский Кремль и не попали к самой главной святыне — пещерам, и не почувствовали бы той благодати, которая будто витает в воздухе.

Там ощущалось спокойствие, умиротворение. Мы с супругой решили, что ещё туда вернёмся обязательно с ночёвкой, чтобы посетить все храмы, поучаствовать в Литургии. Что касается меня, то во время этой поездки и благодаря тем событиям, которые предшествовали ей, я укрепился в вере. Гид-монах Харлампий произвёл на меня неизгладимое впечатление. Все его слова попадали четко в душу. Он с юмором, но говорил о серьёзных вещах. Например, что люди постоянно недовольны, а нужно быть благодарным Богу за всё. Ещё учил нас покаянию. И я заметил, что в своей жизни, когда раньше исповедался, каялся в своих грехах, я никогда не упоминал, что роптал на Господа, хотя делал это постоянно. Каждый день я был чем-то недоволен, но винил на себя, а Его, потому что он подарил мне такую жизнь, в которой не хватает того-то и того-то.

Вот там, в Печорах, я впервые об этом задумался. Я не боюсь смерти, но после посещения пещер мне страшно, что моя жизнь может закончиться, пока я не успел измениться. Там пришло осознание, что если тебе дали шанс исправиться, нужно его использовать с полным сознанием того, что Господь потом спросит за это».

Дмитрий, 39 лет: «В процессе поездки были некие откровения, которые я увидел лично для себя. Были некоторые слова услышаны, когда я подходил к монаху, который помазывал маслом. Он мне сказал несколько важных слов, одно из них – то, что я по колено стою в могиле, а другое, что пока я буду тратить деньги на водку, денег у меня не будет. Ещё сказал, что мне нужно обязательно  причащаться в ближайшее время. Возможно, это были какие-то общие слова, но для меня они оказались очень значимыми. И если до поездки я, честно признаюсь, ждал, когда у меня появится возможность выпить, то после поездки в Печоры отношение к этому у меня изменилось.

С другой стороны, после Причастия у меня маятник качнулся в обратную сторону – возникло очень сильное отчаяние, печаль. Все проблемы вылезли сразу и проявились особенно ярко. Я тогда подумал, что больше не буду ходить на группу и посещать занятия, а лучше пойду куплю себе выпить. Но тем не менее, на группу я пришёл. Вчера были вовремя сказаны слова Кириллом, который предупредил, что такое может случиться и это даже хорошо. Нечистый дух, когда видит, что ты превращаешься из мирного населения в вооруженное сопротивление ему, начинает действовать по-другому. И в каком-то смысле я понимаю, что это, наверное, была попытка меня сбить, уничтожить хорошие чувства, которые остались после поездки в монастырь.

Ещё я как-то осознал, что все мои проблемы, всё, о чем беспокоился, о чём просил, заключалось в том, что это было постоянное «я-я-я»! Сейчас я понял, что никто мне ничем не обязан. И молюсь я Богу не потому, что надеюсь, что Он мне поможет, а скорее всего понимая, что никакой помощи я от Него не получу, просто потому, что я верующий и молюсь не за себя, а за других».

Виктор, 29 лет: «Для меня это была первая паломническая поездка, и вообще, я раньше мало куда выбирался в предвкушении увидеть для себя что-то новое. Как-то не думал, что есть такие прекрасные места. Состояние у меня было блаженное, как будто я летаю. Мыслей вообще никаких плохих не было, сплошная эйфория, но в хорошем смысле… благодать. Ни одной дурной мысли там не возникло. Пещеры очень понравились. То, что мы опоздали, наверное, был какой-то знак, что не всё в мире только хорошо или только плохо, всё сбалансировано. Если бы поехали по расписанию, может, всё было бы по-другому, и не факт, что лучше. Старец мне сказал, чтобы я не отчаивался, дал мне своё благословение. Поэтому буду продолжать молиться и рассчитывать на лучшее. Пошёл в воскресенье на Литургию, исповедался. Эйфория постепенно угасала, но до сих пор сохраняется ощущение, что на мне невидимый колпак, и даже на работе меня какие-то неприятности стороной обходят».

Елена, 45 лет: «У меня это не первая поездка в Печоры. Лет 15 назад мы туда с мамой ездили. А в этот раз приятно, что вместе с группой первый раз выехали, пообщались в неформальной обстановке. Тоже запомнился монах Харлампий и экскурсия в пещерах. Уезжать никуда не хотелось, там благодать, спокойствие. Особенно сильных эмоций у меня не было, но какая-то радость до сих пор остаётся».

Галина, 61 год: «Я первый раз была в паломнической поездке. Меня поразила природа. И я испытала гордость за наш русский народ, который отстаивал свой монастырь  не раз и не два. Он был действующий все годы и даже в советское время там не прекращались службы. Понравилось, что там грамотно спланирован монастырь, этот ров. А ещё очень понравился в трапезной монастырский чай, оказалось, что он с клюквой. И воздух там особенный, как будто звенит. А вода солёная. Впечатления прекрасные. Но после посещения монастыря на меня посыпались проблемы со всех сторон. Наверное, повод для того, чтобы я задумалась, может, я что-то делаю не так. Пока не понимаю, что именно. Надо подумать».

Арсений, 38 лет: «В Псково-Печорский монастырь я поехал первый раз и, если честно, ничего особенного не ждал, так что все эмоции, которые меня охватили, были совершенно внезапными. Я подошел к старцу со своими вопросами, перед этим в храме помолился, но оставался страх и сомнения, говорить ему то, что у меня на душе, или не стоит? А когда подошёл, он меня помазал маслом и сказал: «Богородица тебя благословила» и всё – в этот момент секунды на три я просто перестал понимать, что происходит. Меня охватила огромная радость, которая ещё долго длилась после этого момента. Я стал по-другому на всё смотреть, и на многие вопросы сами собой пришли ответы.

Могу привести один пример. Вообще, я из семьи атеистов и где-то до 13-ти лет думал, что вера нужна для одурманивания народа и тому подобное. А когда заканчивал Нахимовское училище, у меня военную историю вел верующий преподаватель. И почему-то мне запомнилось из его рассказов, что великие люди – Ушаков, Суворов, Нахимов – глубоко верили в Бога, он приводил примеры, когда в их военных походах происходили вещи необъяснимые, которые иначе как помощью Божией не назовёшь. Но среди моих кумиров оставался ещё один человек – это Жуков, я думал, что он-то был человеком неверующим. Когда мы возвращались из монастыря, почему-то я это вспомнил, и в этом же автобусе человек из моей группы даёт мне книгу под названием «Маршал Жуков — мой отец». Там говорится, что он был верующим человека до конца своих дней. И у меня сомнения, которые были, ушли совсем….

Сейчас я думаю: за что это мне? Я этого недостоин. Что меня поразило, чувство любви было очень сильным, ко всем людям, и даже к врагам. Когда я читал раньше книги старцев, то не понимал, как можно любить недруга. А тут у меня возникло такое чувство, что любишь всех. Конечно, длилось оно всего несколько секунд, а потом возникло умиление и радость. Я побежал исповедаться на следующий день, хотя совершенно этого не планирован, но получилось всё само собой. После того, что произошло  в Печорах, даже молитва любая теперь по-другому воспринимается. Настолько всё изменилось. Это внутреннее ощущение, которое не передать словами. Я всех любил, и мне от души хотелось, чтобы все пребывали в таком состоянии! У меня таких ярких впечатлений никогда в жизни не было. Я благодарю Бога теперь каждую минуту, когда вспоминаю, что пережил. Там ещё в монастыре, когда всё случилось, стоял монах, который увидел, что со мной происходит, он подошёл ко мне, мы с ним обнялись, и он сказал, к какому батюшке мне надо сходить, так что теперь я должен обязательно туда поехать. А вообще, чудес очень много случается, они сплошь и рядом, когда начинаешь анализировать и замечать».

Понравилась статья? Поделиться с друзьями: