Признание созависимости как первый шаг к переменам

«Этого не должно было с нами случиться! В нашей семье никогда не было ни алкоголиков, ни наркоманов! Как это может быть, что родители – люди интеллигентные, с высшим образованием, а их сын – употребляет наркотики с 15 лет? Такое просто не укладывается в голове…»

Примерно так рассуждает большая часть родных и близких людей, употребляющих психоактивные вещества. Между тем, по мнению психологов-аддиктологов, корни алкоголизма и наркомании кроются глубоко в семье. Зависимость зарождается и прогрессирует в благоприятной для этого среде. По сути, родственники сами провоцируют её развитие, не осознавая того. Такая ситуация может длиться годами, и даже десятилетиями. Один из характерных признаков созависимости – отрицание своего участия в формировании болезни у члена семьи. «Он пьёт (или колется), но в чём виновата я?» — спрашивают матери и жены алкоголиков и наркоманов.

Как правило, созависимые считают себя жертвой обстоятельств, и общество тому во многом способствует.

Чтобы это понять, достаточно рассмотреть реакцию социума на разные виды зависимости. Наркомания в обществе, безусловно, отвергается. В том числе, на законодательном уровне: человек, имеющий при себе наркотики, — уже преступник, он тут же  подпадает под уголовную статью. Люди боятся и стараются избегать наркоманов, всем известно, что на различные психотропные вещества необходимо много денег, и наркозависимый легко пойдёт на преступление, чтобы достать себе дозу.

У наркомана отрицание зависимости наименьшее, ему проще признать свою болезнь.

С алкоголизмом иначе. Правда, сейчас законодательство ужесточают, но ещё совсем недавно пьяным грозило лишь  административное наказание – у пойманных нетрезвыми за рулём забирали водительское удостоверение, а алкоголиков, имеющих несовершеннолетних детей, могли лишить родительских прав. В то же время, бытовой алкоголизм в стране весьма распространен: по праздникам устраиваются бесконечные застолья на всех уровнях, на пьянство сотрудников во время корпоративов начальство закрывает глаза, деловые переговоры часто ведутся за накрытым столом, на котором непременно присутствует спиртное. А что касается новогодних праздников, когда из магазинов бутылки с алкоголем выносятся ящиками, и полстраны (в лучшем случае) уходит в недельный загул, – это происходит с официального разрешения властей и молчаливого согласия большинства россиян.

Алкоголику уже сложнее признать свою зависимость, — спиртное в стране не запрещено, как наркотики, а перед глазами всегда есть примеры тех, кто пьёт ещё больше.

Однако, сложнее всего обстоит ситуация с созависимыми. Общество открыто сочувствует таким людям. Мать наркомана «конечно же, не виновата, наркотики ему дали друзья», хотя по сути именно она воспитала таким своего ребёнка. Жена алкоголика тоже «здесь не причем», хотя эта женщина  содержит все семью, а заодно спонсирует его пьянство. Есть ещё взрослые дети алкоголиков, которые воспринимаются как несчастные жертвы – к ним социум относится в массе своей снисходительно и даже провоцирует развитие зависимости, заранее ожидая, что «раз родители пили, значит, и он будет пить, такие гены». Освобождение от ответственности за то, что происходит в семье, мешает родным алкоголиков и наркоманов увидеть и признать свою созависимость, и начать лечение.

Созависимый всегда смещает центр своего внимания с себя на зависимого родственника. Он ждёт, пока исправится другой, не пытаясь меняться сам.

Родные и близкие стремятся контролировать поведение алкоголиков и наркоманов, принюхиваясь, заглядывая в глаза, обшаривая карманы, и не понимают, что подобные действия вызывают только встречную агрессию и желание освободиться от навязчивого внимания. При этом, в своём стремлении как-то исправить ситуацию, созависимые допускают непозволительную мягкость по отношению к употребляющим психоактивные вещества – оплачивают их счета, предоставляют жильё, кормят, лечат, заботятся и так далее… Так вся семья годами ходит по замкнутому кругу, предпочитая закрывать глаза на происходящее. Когда у матерей наркоманов  спрашивают, сколько лет прошло прежде, чем они осознали, что их сын болен, называются цифры от 4 до 7 лет.

«Мы с сыном были лучшими друзьями, я не могла представить, что он меня обманывает. Когда приходили девушки, с которыми он встречался и говорили мне: обратите внимание, что А. употребляет наркотики, я задавала ему вопрос, и он отвечал – кому ты веришь, мама, — мне, или каким-то девицам? И я говорила: конечно, тебе, сыночек. О том, что он наркоман, он сказал мне только, когда его посадили в тюрьму на 8 лет. Сейчас я знаю, что наркоманы всегда обманывают, а тогда мне было удобнее ему верить, я просто не хотела замечать очевидных вещей», — рассказывает одна из матерей.

Группы для созависимых по средам в 19:00 в кабинете № 72 Митрополичьего корпуса Александро-Невской Лавры.

Когда созависимый начинает видеть свои ошибки, когда перестаёт отрицать, что никак не мог повлиять на ситуацию, когда осознаёт, что тоже несёт часть ответственности за происходящее – тогда человек встаёт на путь исцеления. Конечно, освобождение приходит не сразу, и нет единого рецепта на всех, как действовать в той или иной ситуации, однако, созависимый понимает: чтобы изменить обстоятельства жизни, нужно менять не других людей, — необходимо начать с себя. 

По материалам занятия в группе для созависимых 21 ноября 2018 г.

Ведущий группы — консультант по проблемам зависимости и созависимости Ирина Кузнецова.

Понравилась статья? Поделиться с друзьями: