«Жена умерла, а муж продолжал бухать» – как созависимость с алкоголиком ведет всю семью в могилу

Россия заняла третье место в мире по числу людей, погибающих от злоупотребления алкоголем. 43 тысячи женщин и 180 тысяч мужчин скончались по этой причине в 2016 году. Такие данные приводит Global Times. В России остается все меньше семей, которых не затронула эта беда. И страдают, и погибают в итоге не только сами зависимые, но и их родственники. О том, что такое созависимость и чем она опасна, – мы беседуем с психологом «Программы помощи зависимым «ФАВОР»» при координационном Центре по противодействию наркомании и алкоголизму Санкт-Петербургской епархии Константином Белоусовым.

Пока жена объясняется за него на работе, алкоголику незачем что-то делать

– Алкоголизм называют химической зависимостью. Константин Александрович, объясните, пожалуйста, что это за болезнь.

Химическая зависимость – это не только болезнь тела. Алкоголизм, наркомания и другие виды химической зависимости признаны био-психо-социо-духовной моделью заболевания. Болезнь бывает первичной, хронической, прогрессирующей и, в общем-то, неизлечимой. Когда человек утрачивает способность употреблять алкоголь, у него в мозгу происходят необратимые изменения. Он уже не сможет стать в привычном понимании нормально пьющим человеком. Даже если после долгой и стойкой ремиссии он начнет употреблять алкоголь, эти химические механизмы снова заработают.

С помощью различных программ, – одну из которых используем мы, – человек будет выздоравливать. Я хочу подчеркнуть, что не лечиться, а именно выздоравливать. Он будет находиться в процессе выздоровления, и этот процесс может длиться сколь угодно долго, то есть все время его состояние будет улучшаться по всем четырем аспектам – я имею в виду био-психо-социо-духовную модель.

Что касается духовного аспекта, с чем я чаще всего встречаюсь в своей практике – люди, злоупотребляющие алкоголем, теряют общечеловеческие ценности.
О каких ценностях здесь идет речь? В первую очередь, это семья. Нормальные люди ценят свою жену, своего мужа, своих детей и вообще семейный очаг. Алкоголик – это человек-изгой, который не ценит свою семью. Можно продолжать эту цепочку и говорить, что он не ценит коллектив на работе, он не ценит дружбу, он не ценит Бога. У него нет Бога в своей жизни, потому что бог у него один – то вещество, которое он употребляет.

– Что такое созависимость?

– Мои личные наблюдения говорят о том, что несозависимых людей не бывает в принципе. Знаете, есть даже такое выражение, что у человека есть только один выбор – это выбор зависимости. В этом нет ничего плохого, потому что можно зависеть от Бога. Мы зависим от электричества и, в общем-то, не страдаем от этого.

Но та созависимость, о которой в данном случае идет речь, считается все-таки заболеванием – как психологическим, так и в том числе духовным. Наличие в семье или в окружении алкоголика вносит дисфункцию в жизнь самого созависимого. Он начинает беспокоиться о другом человеке, об удовлетворении его потребностей. Но не будем забывать, что потребности зависимого искажены, для него важнее алкоголь, чем что бы то ни было другое.

Однако, подключаясь, созависимый начинает сглаживать углы, он адвокатствует – знаете, как говорят, «адвокат дьявола». Самый распространенный случай, когда родственники не выносят сор из избы. Говорить где-то кому-то, что у меня муж, сын, родственник, друг – алкоголик, не принято. Сказать, что мой друг заболел туберкулезом или диабетом – в этом ничего страшного нет. А вот алкоголик – это как-то нехорошо.

Жены алкоголиков звонят на работу, когда муж не может выйти, врут, что муж заболел, что у него была температура, высокое давление и так далее. Сглаживают углы и работают в данном случае на саму болезнь.

Есть такая аксиома, которую я постоянно сообщаю созависимым на занятиях в группе – пока алкоголик не почувствует последствий своего употребления, ему выздоравливать нет смысла.

Есть причинно-следственная связь: если человек напился, испачкался и за него постирали штаны – ему нет смысла как-то реагировать на это. Если он напился и не вышел на работу, а жена позвонила и сказала: знаете, у нас семейные проблемы, и таким образом защитила его – нет смысла реагировать на это. Если он в пьяном виде получил травму, но родные заплатили денег, чтобы об этом не писали в официальных бумагах, – алкоголику снова нет смысла что-то делать. Поэтому созависимые люди по сути – на стороне алкоголя.

“Я люблю тебя, но ненавижу твою болезнь”

– Возникает естественный вопрос – что же делать?

– Ну, наверное, в первую очередь отделить болезнь от самого человека. Неумение это сделать – самая частая ошибка. Очевидный, но нелегко выполнимый выход – это сказать себе и зависимому человеку: я тебя люблю, но болезнь твою ненавижу. Звучит красиво и в общем-то просто, но отличить одно от другого очень нелегко. Для этого нужно обратиться к специалистам, проходить какую-то терапию, изучать вопрос досконально, и вряд ли я вам смогу в рамках одной беседы полностью раскрыть этот аспект.

Но самое главное – надо перестать делать то, что привык. Когда приходят ко мне созависимые и просят их научить, как поступать правильно, я им объясняю, что не могу давать советы, потому что таким образом беру на себя ответственность.

Но в то же время я задаю простые вопросы. На что пьет ваш родственник? Мне говорят: на свои деньги. Хорошо, а за квартиру он платит? В этот момент люди частенько задумываются. Потом говорят, ну, знаете, частично, но в общем – не платит. А на еду деньги дает? А кредиты у него есть? И так далее. Выясняется, что созависимый обслуживает употребление этого алкоголика. Так вот, для начала нужно прекратить лить воду на мельницу болезни.

– Получается, что зависимый снимает с себя ответственность, которую подхватывает созависимый?

– В общем, да. Созависимый берет на себя лишнюю ответственность, совершенно ненужную. Можно сказать, что он берет на себя негативные последствия этого употребления. Потому это и называется болезнью.

Корень слова здесь “боль”. Алкоголику не больно от того, что он пьет, а созависимому больно, когда пьет его родственник. Вот в чем заключается болезнь.

И многим созависимым это трудно объяснить. Они часто начинают говорить: «Вы нас учите не любить своих родных». Мне приходится возвращаться обратно и говорить ту же самую фразу «Я люблю тебя, но не люблю твою болезнь». Если человек созависимый научается отделять одно от другого, тогда он начинает жить нормальной, спокойной жизнью. Правда, это нелегко.

– Получается, чтобы помочь зависимому и себе, лучший выход – отделиться от человека, предоставив его самому себе, и заняться своей жизнью?

– Каждый случай надо рассматривать индивидуально. Я не могу выдать один шаблон для всех. Например, взаимоотношения между мужем и женой отличны от взаимоотношений между матерью и сыном.

Так, ошибка многих матерей в том, что они видят в своих выросших детях ребенка и таким образом развивают в них инфантилизм. Бывает, женщина долго рассказывает о своем сыне, потом спрашиваешь, сколько ему лет, выясняется: 38. А такое впечатление, что она говорит о человеке из детского сада: вот он просто инвалид, лежит на диване, смотрит телевизор, играет в компьютерные игры, но ему иногда плохо, ему нужно расслабиться, выпить, и она его понимает, иначе у него вдохновения нет. Вот такие парадоксальные истории. Развивая инфантилизм, невозможно позволить человеку взрослеть. Это тоже простая аксиома.

Знаете, есть такая мысль, которую я разделяю и сам в своей жизни стремлюсь к этому. Надо научить моих детей обходиться без меня. Чтобы они выросли и были нормальными людьми. А многие считают, что дети всегда должны оставаться детьми, мама и папа должны их пестовать. Вот это одна из главных ошибок, я считаю.

Она считает, что должна нести этот крест – но оба идут в могилу

– Чем созависимость опасна для человека? Понятно, что алкоголик может погибнуть в результате своей болезни. А какие процессы происходят с созависимым?

– Созависимого человека вот эта травма, что у него родственник – алкоголик, и ничего с этим нельзя сделать, приводит к собственному внутреннему кризису. Иногда это просто доводит людей до инсультов, инфарктов, в моей практике есть такие случаи. Из моих близких знакомых жена умерла раньше мужа-алкоголика. Просто ее разбил паралич, и муж не удосужился вызвать скорую. Она умерла, а он продолжал бухать. И прожил еще несколько лет.

Болезнь находится не снаружи, она находится внутри. Конечно же, созависимому человеку нужно выздоравливать, так же, как и зависимому. Если в фокусе у зависимого – его вещество, то в фокусе у созависимого – его больной родственник. И он из него, если позволительно так сказать, творит кумира, что, как мы знаем, никуда не годится. Созависимый его боготворит, считает, что должен нести этот крест. Хотя они оба идут в могилу.

Я знаю много случаев, когда – в основном женщины – начинали выздоравливать, отстранялись, выстраивали границы и начинали меняться, то есть освобождаться от созависимости. Когда их родственник, который пил, видел, что его супруга (или сестра или мама) меняется, уже больше не подбирает за ним, не освобождает его от ответственности, ему ничего не оставалось, как что-то начать делать с собой. Стирать свои штаны, готовить еду, платить свои кредиты, – нести ответственность за свою жизнь. И тогда – конечно, не всегда, – но что-то происходило с самим зависимым человеком.

Я знаю одну женщину, – сейчас у нее все в порядке, – она начала выздоравливать по программе созависимости. Она поняла, что у нее есть своя жизнь, и она не собирается умирать, потому что муж собрался это сделать. В итоге муж действительно умер от алкоголизма, она живет одна, но у нее есть ребенок, она закончила институт, воцерковилась.

– Какие могут быть первые шаги по исцелению от созависимости?

– Дорога в тысячу миль начинается с первого шага. Если я не признал своей несостоятельности, мне некуда идти. Если я не признаю себя больным, значит, мне не надо лечиться. Одна из особенностей как алкоголизма, так и созависимости – это отрицание болезни. Это самый первый симптом.

Если спросить любого зависимого, не кажется ли ему, что он алкоголик, он тут же начнет выдвигать кучу причин, почему вы заблуждаетесь, несмотря на очевидные факты. То же самое происходит с созависимым. Пока не преодолеть вот это отрицание – двигаться некуда, нет смысла.

Хорошая есть фраза о том, что духовная жизнь начинается с того момента, когда человек перестает рассчитывать на свои силы и начинает надеяться на Бога. По-моему, здесь это очень уместно упомянуть, потому что созависимые, условно говоря, часто играют роль Бога. Они считают, что спасут своего родственника.

Но эта болезнь просто так не лечится, иногда даже врачами – наркология пасует перед алкоголизмом, там выдается какой-то минимальный процент выздоровления, если я правильно помню, не более двух процентов. Потому что они лечат биологический аспект – для этого есть капельницы, а куда девать остальные три аспекта? Они ничего не могут с этим сделать. И уж тем более ничего не может с этим сделать созависимый человек – слабый человек. Но с помощью Божией возможно все. Я вижу это в своей практике.

Понравилась статья? Поделиться с друзьями: