Эфир АВТОРАДИО Санкт-Петербург 88.4 FM 25.09.2018

Фото: эфир Авторадио

Подробнее о вечерних курсах трезвости и Программе помощи зависимым «Фавор» рассказывают протоиерей Максим Плетнёв и психолог-аддиктолог Елена Ченосова.

  О.М.: Бесплатные вечерние курсы трезвости входят в ряд церковных проектов, которые существуют в нашем регионе по оказанию помощи зависимым и их родственникам. Мы не сразу пришли к такой форме, поначалу у нас была реабилитация в формате дневного стационара, — то есть люди были заняты целый день. Сейчас мы решили видоизменить программу. Наши курсы длятся три месяца, занятия проводятся каждый день с семи до девяти часов вечера. С участниками работают психологи и священники Русской Православной Церкви. Программу мы создавали четыре года, она, можно сказать, выверенная, в ней практикуется комплексный подход к проблеме – это и светское знание о зависимости, как о болезни, и в то же время мы рассматриваем это как грех и страсть, соответственно, оказывается духовная помощь. У нас уже есть хорошие результаты, люди получают возможность быть трезвыми и начинают жить другой жизнью. Мы можем говорить о возрождении людей, которое происходит на этих курсах.
Важно понимать, что наши курсы – это не выведение из запоя, всё-таки у нас есть условие, чтобы человек приходил трезвым на занятия. Хотя мы работаем даже, когда люди являются к нам выпившими. Всё начинается с телефонного звонка, потом происходит первичный приём, человек (или его родственники) приходит на консультацию к нашему специалисту, мы решаем, что подходит тому или иному зависимому, и начинается работа. Иногда это происходит прямо в день обращения, человеку не нужно ждать, день, неделю или месяц, пока ему окажут помощь.

  Е.Ч.: Было бы здорово, если бы люди приходили в профилактических целях к нам на курсы, но это бывает крайне редко. Потому что осознание зависимости приходит, к сожалению, очень поздно – когда происходят необратимые процессы, либо механизм изменения организма запущен уже достаточно серьёзно и ощущается падение вниз. Важно понимать, почему человек стал зависимым. Бывает, что дети уже рождаются с низким уровнем эндогенных опиатов, у них постоянно понижен уровень настроения, и лет в 14-16, когда принимается первая доза, они видят «небо в алмазах» и понимают, что вот она – настоящая жизнь. При этом, необязательно иметь родителей-алкоголиков или какую-то деструктивную семью. Здесь играют роль именно физические особенности конкретного человека.
Другой вариант – это генетика, когда дедушка-алкоголик, папа употребляет, ребёнок на всё это смотрит и вырастает аддикт – то есть зависимая личность. Суть одна – мы сначала тушим пожар, а потом ищем причины.

  О.М.: Цель наших курсов для себя мы ставили гораздо шире, чем просто отказ от употребления алкоголя и наркотиков, и исцеление от зависимости. Наша главная цель – это служение Богу и людям. А если говорить о результатах, то, конечно, для человека, который болен химической зависимостью, в дальнейшем недопустимо принятие психоактивных веществ ни под каким видом. Естественно, он должен отказаться от подобных действий – совершенно однозначно.

  Е.Ч.: Даже если человек добивается какой-то устойчивой ремиссии, будь это год, пять или десять лет, и вдруг обретает какую-то самоуверенность и решает, что вот теперь-то он может попробовать и пить «как все», — этого никогда не будет. Всё-таки мы говорим про алкогольную зависимость, а это биохимическая поломка. У нас в мозгу есть такое вещество, которое называется THIQ – оно никогда не даст алкоголику употреблять спиртное «как все». То есть, если в один день он сможет не потерять контроль и выдержать дозу, то через неделю случится жуткий откат, человек придёт в такое состояние, как будто все эти 10 лет в ремиссии он очень сильно употреблял. Эта поломка происходит на биохимическом уровне. Абсолютно у каждого человека есть эндорфины, эндогенные опиаты, плюс алкогольдегидрогеназа – у одних людей она медленная, у других она быстрая. Вот когда у человека она медленная, он не понимает пагубных последствий от алкоголя. Он принимает спиртное и ему не становится плохо, у него не бывает какой-то интоксикации, отравления – для него много лет алкоголь даёт какую-то силу, энергию, но потом, вынуждена сказать, что наступает период, когда алкоголь всё это начинает отбирать у человека с большой силой. Собственные эндорфины уже не поступают, то есть организму уже не нужно их как-то вырабатывать, потому что они поступали извне, от какого-то психоактивного вещества, будь то или наркотик, или алкоголь. Собственно, биохимическая поломка – это где-то конец первой – начало второй стадии и после этого обратной дороги нет. Вот, любят у нас говорить такую фразу для сравнения «солёный огурец свежим никогда не станет». Это надо понимать зависимому человеку. И курс должен быть на полный отказ от алкоголя. И если кто-то где-то обещает, что мы вас вылечим, мы научим вас пить, как раньше – всё это неправда. Нет такой таблетки, нет такой инъекции, которая бы убирала те последствия на биохимическом уровне в организме, к которым приводит употребление алкоголя. Потеря контроля – это диагноз химической зависимости.

  О.М.: В своей работе мы опираемся на био-психо-социо-духовную модель зависимости. Помимо биологической составляющей есть и психологическая, которая гораздо сложнее. Потому что часто человек по тем или иным событиям своей жизни становится зависимым. Бывают различные психологические явления, травмы, предрасположенности, когда человек начинает компенсировать свои проблемы алкоголем и наркотиками. Либо наоборот, человек начинает употреблять спиртное, и у него возникают разнообразные проблемы. Следующий уровень – социальный. Те, с кем мы работаем, часто люди с разрушенной социальной жизнью. И здесь огромная задача – помочь восстановить то, что у них было, обустроить свою социальную жизнь. Четвёртый – это духовный уровень, здесь мы говорим о том, что это не только болезнь. Кстати, в светских программах модель био-психо-социо-духовная тоже используется, но под духовностью понимаются нравственные моменты и моменты прекрасного – искусства, чего-то возвышенного. Мы, в свою очередь, говорим о полноте духовного видения – это страсть, это грех. И здесь одна из проблем нашей сегодняшней жизни, в результате которой появляется много алкоголиков и наркоманов — это жизнь без Бога. Мы стараемся, в том числе, вернуть человеку возможность жить с Богом.
Мы не оказываем медикаментозную помощь, на биологическом уровне мы помогаем тем, что человек находится в ремиссии и восстанавливается. Но мы профессионально работаем на психологическом уровне. Также мы восстанавливаем семейные связи, социальные связи. У нас параллельно идут группы и для родственников, для созависимых. Можно прийти не только родственникам людей, которые участвуют в нашей программе, но и тем, у кого вообще в семье есть такие проблемы и им надо с кем-то поговорить на эту тему. И духовный аспект: конечно, насилие в вере – это безобразие, поэтому мы никого ни к чему не принуждаем, но делаем всё, чтобы человек мог обратиться к Богу. Чтобы он сумел перевернуть прошлую страницу своей жизни – тяжелую и печальную и войти вообще в другой мир, в мир богообщения.
Один из главных советов, которые можно дать – близким необходимо обратиться за помощью к специалистам. Не оставаться в своём мирке замкнутом, мучиться, переживать, находиться в каком-то внутреннем заключении, в темнице своего горя, а надо идти и искать помощи. В нашем регионе такая помощь есть – это церковные, общественные, коммерческие проекты. Важно, чтобы люди научились осознавать: я один с этим не справляюсь, моя жизнь даёт трещину. Это же проблема семейная, и если кто-то из близких употребляет алкоголь, его родственники тоже страдают, их жизнь тоже разрушается.

  Е.Ч.: Химическая зависимость – это семейная болезнь. У нас в одной семье есть два типа больных – зависимый и созависимый. И сложно сказать, какая из болезней тяжелее, потому что как страдают мамы, папы, мужья, жены и близкие родственники – это словами не передать. И чаще всего вследствие незнания, непонимания проблемы, они ведут себя прямо противоположно тому, как надо себя вести. Вместо того, чтобы оказать помощь, они сами того не понимая, способствуют тому, что зависимость расцветает буйным цветом.

  О.М.: Есть такое понятие как мотивация, и родственники могут мотивировать члена своей семьи пройти курсы трезвости. Иногда применяют выражение «жесткая любовь» — когда обстоятельства жизни у зависимого складываются так, что он вынужден меняться. Иначе, если человек употребляет наркотики и алкоголь, при этом у него всё нормально – есть, где жить, где спать, что поесть, ему дают деньги, у него причин бросать своё пристрастие нет. Есть и другая крайность, с которой мы сталкиваемся, когда людей насильно куда-то увозят, что-то с ними делают, чуть ли не наручниками приковывают к батарее – такие вещи, конечно, недопустимы. Хорошо, когда родственник может на социально-бытовом уровне мотивировать своего близкого человека на выздоровление, но насилие во время реабилитационного процесса – это полное безобразие. Таким образом человеку не столько помогают, сколько снова травмируют. Порой ведь проблема зависимости возникает как раз из-за того, что над человеком совершалось насилие, не обязательно физическое, но и психологическое, от родителей, в школе, в течение жизни над ним довлели, и вот, когда его «задавили», он начал употреблять алкоголь или наркотики. Наша задача – научить человека стать независимым, самостоятельным, управлять собой, своей жизнью, своими желаниями. Как раз не вложить в него строгую программу, какую мы хотим, а помочь человеку стать, наконец, свободным.
Не надо думать, что алкоголизм и наркомания касаются только определённой группы людей. От химической зависимости не застрахован никто. Человек может начать употреблять и в раннем возрасте, и будучи пожилым. Не влияет здесь и статус – многие люди подвержены этому недугу. Наши курсы проходят в вечернее время, — это сделано для того, чтобы человек мог работать, и в то же время заниматься своей проблемой и её решать. Если говорить профессиональным языком, наш человек обладает высоким реабилитационным потенциалом. Часто это люди состоявшиеся, порой даже успешные, но у них есть зависимость. Ну, и конечно, к нам приходят люди с полностью разрушенной жизнью, когда от жизни осталось, можно сказать, пепелище. Человек осознаёт, что он погибает и хочет спастись.
Многие люди не осознают своего диагноза, просто не понимают, что они уже стали алкозависимыми. Человек может очень мощно сам себя обманывать. Поэтому с этими вещами лучше не заигрывать. Порой людям кажется, что алкоголь – это такой милый, хороший, пушистый зверёк рядом, но надо чётко понимать, что по-настоящему алкоголь – это страшный зверь. И каждый человек может оказаться в его пасти.

  Е.Ч.: Отрицание зависимости – азоногнозия – это как раз один из ярких симптомов болезни. Когда зависимый человек, пребывая ещё не на самом дне, а где-то рядом, будет убеждать окружающих, что у него всё в порядке, дозу он контролирует. Если он где-то свои проблемы и видит, он всегда найдёт им объяснение, не связанное с алкоголем.
На самом деле, важна ещё и психопрофилактика – это что касается детей, подростков, и она проводится в школах: приходят психологи, аддиктологи, которые рассказывают о пагубных последствиях. Это не запугивание, а отражение реальной картины. Что может быть важно для родителей, если они хотят оградить своих детей от пристрастия, то культура употребления алкоголя заключается в том, что если вы пьёте, никогда не нужно это делать при детях. Новый год, день рождения – этого достаточно, это то, что должен видеть ребёнок. Больше двух праздников в год не стоит этого делать.

  О.М.: В наркологии есть такое понятие – «бытовое пьянство» и «алкоголизм». По сути, любое употребление спиртных напитков можно назвать бытовым пьянством. А вот что касается алкоголизма, есть несколько факторов, которые показывают, что человек болен. Это потеря контроля над количеством, когда человек пьёт и не может остановиться. Дальше – потеря контроля над ситуацией – например, завтра вам надо идти на какую-то встречу, сегодня вечером вы выпиваете, и на следующий день уже не можете прийти на встречу из-за похмелья. Ещё один признак – увеличение дозы, то есть, рост толерантности. Например, если раньше человек употреблял стакан водки, и этого ему было достаточно, чтобы опьянеть, то с развитием заболеваемости доза может увеличиться в десять раз. Эти стадии меняются годами, поэтому алкогольная зависимость наступает не так заметно по сравнению с наркотической. Поэтому, если люди собираются каждую пятницу и выпивают – мы можем сказать, что это уже формирующаяся зависимость.
Что касается бесплатных вечерних курсов трезвости, хочу отметить, что ничего подобного в городе нет. Бывают разные амбулаторные программы, но у нас мощный интенсив. Мы действительно человеку открываем глаза на происходящее и даём возможность начать новую жизнь. А вот в закрытых реабилитационных центрах подобная программа стоит от тридцати до ста и больше тысяч рублей. К сожалению, мы видим, что это становится бизнесом. Это тоже одна из проблем сегодняшней жизни, когда целью становится уже не помощь человеку, а зарабатывание денег на зависимых. Но наш принципиальный подход заключается в том, что помощь оказывается бесплатно. Часто это люди исстрадавшиеся, те же самые родственники, бывает, что наш подопечный кредиты брал, воровал у своих близких, — это и так разорившаяся жизнь, и с этих людей брать деньги, конечно безнравственно. Мы создали благотворительное общество и стараемся привлекать средства, чтобы была возможность оказания профессиональной помощи.
Мы сегодня можем говорить о хорошем формате государственной помощи. Минус в ней в том, что идёт фиксация человека, который участвует в работе. У нас сохраняется конфиденциальность — мы никуда данные об участниках Программы не передаём, и на вашей дальнейшей жизни участие в реабилитационной программе никак не сказывается в плохом смысле.
Хотел бы ещё подчеркнуть, что всегда есть надежда. Зависимым и их родственникам никогда не надо отчаиваться. Надо надеяться, надо работать и надо двигаться в верном направлении. Избавиться от этого недуга вполне реально. Часто мы сталкиваемся с тем, что зависимый – это одинокий человек. И один из аспектов нашей работы – это создание духовно-терапевтической среды. По сути, это такая община в которую ты приходишь и тебя не оценивают, не осуждают, не обвиняют, а к тебе стараются относиться с любовью. Ведь многие люди очень плохо относятся к зависимым, и это тоже одна из проблем. Нужно понимать, что зависимый человек – это больной человек. И не надо его так ненавидеть. Ему надо оказать профессиональную помощь. В этой ситуации может оказаться каждый. Бывает, что человек ломается и попадает в беду.

  Е.Ч.: Если рассматривать зависимость как био-социо-психо-духовное заболевание, то такая процедура как кодирование не будет эффективна. Вот представьте: человек попадает в какую-то клетку – у него были проблемы, связанные с алкоголем, у него пониженный фон настроения, у него депрессия, у него потерян навык решать как-то свои проблемы, у него убрали вещество, которое хоть как-то держало его на плаву – и ему становится ещё хуже. Можно привести пример: вот у машины сдуты четыре колеса, мы накачали одно – поедет она? Не поедет. То есть, работа должна вестись в четырёх направлениях. “Подшивки”, я считаю, не работают. Они удержат в какой-то вынужденной ремиссии, которая потом обязательно закончится срывом. Это проверенные данные.

  О.М.: Что бы я ещё подчеркнул как важную часть нашей программы: мы не лишаем человека его социальной среды. Часто реабилитация заключается в том, что человек попадает в изоляцию и за счёт этого ему пытаются дать навыки другой жизни. Мы стараемся человека не исключать из его обычной социальной жизни, а наоборот – он пребывает в обычных условиях, у него возникают обычные проблемы и вызовы, на которые раньше он привык отвечать употреблением алкоголя, а теперь может научиться реагировать по-другому при поддержке психологов, священников, группы. В процессе работы создаётся группа участников и люди тоже друг друга поддерживают. Да, некоторым людям, которые, например, употребляют серьёзные наркотики, необходима изоляция – им тяжело в городе жить. Но есть масса людей, которым наши курсы подходят как нельзя лучше. Изменив с нашей помощью отношение к происходящему, человек может начать выстраивать свою жизнь с Божьей помощью. Употребление – это начальная проблема, а в результате, когда человек вникает глубже, он понимает, что проблем на самом деле много, прежде всего, в отношениях с близкими людьми – эти связи тоже разрушены, их надо восстанавливать. Отношение к себе тоже часто бывает явно негативный характер несёт.
Одна из наших более глобальных задач была – вообще внести в городскую жизнь христианское начало, где человек не был бы друг другу волк, а люди старались бы исходить из принципов любви по отношению к ближним. Ведь сейчас жизнь, на мой взгляд, становится всё более жёсткой и не все люди выдерживают этот накал, могут ответить на вызовы, которые ставит перед ними общество. Многие люди приняли за идеал общество потребления – хотя это разрушительная идеология, которая приводит к трагедиям. Мы хотим, чтобы вместо того, чтобы бесконечно потреблять человек осознал, что можно любить, можно служить и помогать другим людям. Тогда жизнь будет счастливой и радостной!

Понравилась статья? Поделиться с друзьями: